maxresdefault_10К 2019 году финансирование государственных СМИ сократят в диапазоне от 6 до 20 процентов. Чем этом может обернуться — рассказывает Александр Малькевич.

— Нормативно-правовые акты, чтобы они вступили в законную силу, можно публиковать в Интернете, содержать для этого целый штат не нужно. Дело в том, что пока мы видим отсутствие системного государственного подхода к средствам массовой информации. Очень много говорится о том, как нужно беречь районные, местные печатные СМИ, как ОНФ выдвигает массу инициатив, чтобы принудить почту к вменяемым тарифам. С другой стороны, озвучиваются инициативы по сокращению финансирования.

Я много раз говорил о том, такое двоякое отношение к СМИ недопустимо. Если органы власти, та же районная администрация, прекратит финансировать районную газету, то вы можете какие угодно поставить им тарифы на распространение, газета все равно без финансирования просто умрет. Получается, что левая нога не координируется с правой при озвучивании инициатив в этой области. Более того, давайте мы ситуацию вообще снимем с финансирования. Пусть у нас остаются «магазин на диване», чернуха, порнуха и прямая трансляция того, как кого-то насилуют за углом, причем как в реальности, так и в виде реалити-шоу.

Мы о чем вообще говорим? У нас есть масса достойных органов и организаций, которые говорят о формировании государственной политики, работе не только с подрастающим поколением, а в принципе о том, что нужно продвигать идеи патриотизма. Давайте все эти здравые инициативы мы похороним. Частное СМИ зарабатывает деньги любой ценой, в том числе шантажируя бизнес, шантажируя власть, принуждая платить. И никто не будет вкладываться в просвещение и нормального информирование.

Возможно, для Москвы и Питера это не актуально. Я как человек, проработавший в нескольких регионах, от центра до глубинки, скажу, что никто не хочет вкладываться в качественную информацию. В Омской области есть районы, которые расположены на расстоянии 300-500 км от центра. А с учетом качества дорог в некоторые районы добираться нужно только полдня туда и полдня обратно. И если я зарабатывать должен только сам, то мне такие затратные продукты, программы, сюжеты не нужны. Я буду на всем экономить и вынимать из интернета всякое, простите, дерьмо, которое зачастую оказывается фейком.

На этом нормальная жизнь скукоживается. И говорить о качественном продукте, качественной журналистике уже не приходится. Только желтуха, негативный трафик, сгущение красок. И кто, скажите, профинансирует частному СМИ сюжеты о хорошем?

Если государство говорит «мы не хотим», а природа не терпит пустоты, все тут же заполнится абсолютным шлаком.

На мой взгляд, сейчас необходимо определят сильные, влиятельные, качественные СМИ, которые есть в каждом регионе, и вокруг них выстраивать региональные холдинги, субхолдинги, какие-то информационные группы. Налаживать горизонтальные, вертикальные связи и через это строить политику. А не так, как это сейчас происходит, урывочно. В каждом регионе есть филиал ВГТРК, который выпускает несколько местных новостей в день. Классно, рассказали. А разбираться в жизни, поднимать социальное самочувствие, говорить об искусстве?

В Омской области живет почти два миллиона человек. В Тарском районе, на севере области, есть Тарский драматический театр имени М.А. Ульянова, в котором он сам и играл. Люди хотят читать и о просветительских и образовательных проектах, и о том, что происходит вокруг.

А если это все уйдет, и СМИ начнут заниматься примитивной коммерцией, сотни журналистов окажутся на помойке? Это неправильно.

Согласен, что в свое время, в жирные годы наплодили много ненужных СМИ и расходов на них. Это, согласен, нужно сокращать.

Что касается финансирования, то скажу следующее. Народ, который не хочет кормить свою информационную армию, будет кормить чужую. Образовавшуюся пустоту тут же заполнят блогеры, различные товарищи, которые через интернет в чьих-то интересах будут промывать сознание граждан. И если мы не будем сеять свое разумное, доброе, вечное, значит, кто-то будет сеять что-то свое.

Однако помогать нужно сильным, слабые должны либо уходит с информационного рынка, либо вливаться в более крупные холдинги.