В Санкт-Петербурге завершилась 14-я Европейская конференция органов, ответственных за организацию выборов.

Отметим, что это мероприятие уже второй раз провождится в нашей стране: в 2006 году конференцию принимала Москва. Помимо представителей избиркомов европейских государств в форуме приняли участие делегаты из Венецианской комиссии Совета Европы (официальное название — Европейская комиссия за демократию через право; комиссия является консультативным органом Совета Европы по конституционному праву), Межпарламентской ассамблеи государств — участников СНГ (МПА СНГ), Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ ОБСЕ) и других международных организаций, так или иначе связанных с электоральной сферой. Соответственно Россию представляли не только члены Центризбиркома, но и члены этих организаций.

 

Одним из пунктов повестки 14-й конференции стало обсуждение проекта Европейской конвенции об избирательном праве. Впервые идея создания такого документа была озвучена в 2002 году Ассоциацией организаторов выборов стран Европы в Страсбурге. Тогда же был внесён и проект документа, который получил поддержку Парламентской ассамблеи Совета Европы и Венецианской комиссии.

 

Председатель Венецианской комиссии Джанни Букиккио (Италия) и другие участники конференции отметили, что конвенция должна стать юридическим документом транснационального характера, на основании которого в дальнейшем будет идти развитие электоральной сферы во всех государствах, которые к ней присоединятся. Букиккио подчеркнул, что на данный момент многие документы, регулирующие эту сферу, относятся к так называемому “мягкому праву”, т.е. носят рекомендательный характер и не обязательны для исполнения. Он уточнил, что сам является сторонником “мягкого права”, но вместе с тем понимает необходимость создания “жёсткого”, обязательного для всех стран-участниц документа:

Строгие правила соблюдать труднее. Как показывает практика, когда принимаешь документ, носящий обязательный характер, принимать его сложнее и он не всегда исполняется.

 

Итогом обсуждения стала резолюция конференции, в которой изложили в том числе и выработанные совместными усилиями рекомендации по развитию избирательного права и избирательного процесса. В документе указали на положительную роль интернета и соцсетей в работе избирательных комиссий всех уровней и необходимость профессиональной подготовки сотрудников избиркомов. При подборе сотрудников избирательной системы рекомендовано учитывать “важность удовлетворённости коллектива и уровней стрессовой нагрузки”. Кроме того, в резолюции отдельно рекомендовали обратить особое внимание на привлечение к участию в избирательном процессе женщин, инвалидов и жителей отдалённых районов. Также в резолюции включили рекомендацию о повышении прозрачности всех этапов избирательного процесса и доступности необходимой информации о них для журналистов, доверенных лиц политических партий и кандидатов и наблюдателей — как от партий и кандидатов, так и от разного рода организаций.

 

Ещё одним итогом конференции можно назвать достигнутое главами Венецианской комиссии и МПА СНГ Джанни Букиккио и Алексеем Сергеевым соглашение о подписании меморандума о сотрудничестве между этими организациями. Возможно, документ будет подписан уже в следующем году на 15-й конференции европейских электоральных администраторов в Норвегии.

 

Комментируя для “Известий” итоги конференции, член ЦИКа Василий Лихачёв заявил о том, что выработанные на ней рекомендации имеют особое значение для России в связи с подготовкой к выборам президента:

Мы готовимся к президентской кампании, она должна быть таким словом и проявлением российского суверенитета, которые самым активным образом повлияют на мировую электоральную практику.

 

Электоральный юрист Эдуард Черторинский (Владивосток) выступает против конвенции, указывая на различия между избирательными системами России и европейских стран:

Я не поддерживаю идею принятия транснационального документа по следующим причинам. У российского избирательного права есть определённая специфика — эта тенденция должна сохраняться и поддерживаться. <…> Говорить о каких-то общих нормах и каком-то транснациональной документе в области избирательного права, мне кажется, преждевременно по причине разного отношения к выборам в европейских странах и в России, различным показателям по явке. С точки зрения защиты прав избирателя российское законодательство зачастую даже превышает европейские нормы. Возможно, это обусловлено доверием к институтам власти в нашей стране. <…> Повторюсь, что с точки зрения защиты российское избирательное законодательство во многом превышает европейские стандарты из-за особенностей российского менталитета и доверия к институтам власти. В этой связи, пока само отношение российского электората не поменяется, принимать такого рода документы преждевременно.

 

Заместитель декана факультета массовых коммуникаций, филологии и политологии, доцент кафедры политологии Алтайского государственного университета, кандидат исторических наук Сергей Асеев обращает внимание на эпизоды дискуссии, связанные со статусом наблюдателей на выборах:

На сегодняшний день существует двоякая трактовка института наблюдателей. В рамках национального российского законодательства наблюдатели — это те субъекты, которые уполномочены кандидатами или партиями осуществлять наблюдение за ходом голосования на территории избирательных участков и представлять интересы в ходе юридических и прочих споров. В рамках европейских трактовок наблюдатель наделяется полномочиями по контролю за ходом избирательной кампании. Он следит не за соблюдением базовых принципов избирательного права, а за соблюдением принципов избирательного процесса. Там идёт контроль за свободой выборов, их гласностью, конкурентностью. <…> Именно эти конфликты и рассматриваются на сегодняшний момент, и наши представители пытаются действительно согласовать наличие некой универсальной процедурной нормы по прохождению избирательной кампании через институт наблюдателя. <…> В дальнейшем каждая из сторон будет трактовки и уточнения подавать в рамках своего понимания ситуации, но говорить о том, что в ближайшее время это приведёт к каким-то общеобязательным нормам, явно рано и преждевременно.

 

Сопредседатель движения “Голос”, электоральный юрист Андрей Бузин также говорит о разном восприятии выборов у нас и в Европе:

Дело в том, что в нашей стране выборы — это некое ритуальное действие, которое должно закрепить действующую ситуацию. Фактически у нас большинство выборов, особенно если говорить о федеральных и региональных — это такие референдумы или социологические опросы. На Западе выборы понимают немного по-другому, как борьбу очень разных политических сил и возможность смены власти. <…> Можно принимать решения, в каком общем плане развивать электоральный туризм, но выработать какой-то один транснациональный документ будет сложно, пока будет разный подход к выборам.