1629525_800Анонимные политологи представляют очередной доклад, на этот раз посвященный предстоящим праймериз «Единой России». В нем авторы попытались представить их как некий «политический зоопарк».

По уровню погружения в тему и адекватного ее толкования рапорт напоминает не аналитический отчет, а скорее статью журналиста-универсала или доцента из продвинутого провинциального института, однако, как пишет Леонид Давыдов, подводить итоги каждого этапа избирательного процесса можно и нужно, поэтому доклад можно считать заслуживающим внимания.

Представляем вниманию читателей полный текст доклада.

Праймериз «Единой России» идут полным ходом, практически полностью захватили публичную и реальную политическую повестку дня и, безусловно, стали важнейшим политическим процессом, происходящим в стране. При этом абсолютное большинство избирателей до сих не понимает что это такое и зачем это им вообще нужно. Внедрение абсолютно новой чужеродной процедуры публичной политики всегда сопряжено с подобными трудностями и неизвестно, приживется ли очередной росток американской демократии на и так уже многострадальном дереве русской политики. Имеет ли смысл вводить новый институт парламентаризма в стране, в которой общество за прошедшие 25 лет так и не поняло, зачем нам вообще нужен парламент и выборы в него.

А что такое эти праймериз с точки зрения Кремля? Очередной предвыборный инструмент, который будет забыт к следующему избирательному циклу или же часть глобального плана по радикальному переустройству всей отечественной политической системы на американский манер? Мы постарались посмотреть на праймериз с обоих позиций.

 

  1. I. АМЕРИКАНИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

«Когда стадо бизонов бежит через пампасы, мустанги брыкаются и ржут», – «МАЛЬЧИКИ» А.П. Чехов

Так совпало, что процедура предварительного партийного голосования – праймериз в настоящее время проходит и в Североамериканских Соединенных Штатах. Это случайное совпадение, но вместе с тем такое совпадение хорошо иллюстрирует общую тенденцию на американизацию отечественной политической системы, курс на которую отчетливо просматривается в глобальных стратегических планах Кремля. В частности, можно отметить три основных признака американизации, которые уже сейчас последовательно реализовываются в стране:

  1. Праймериз. Партийное предварительное голосование – прямое заимствование из американской политической системы. Конечно, существует определенная специфика, множество процедурных различий, в том числе обусловленных тем, что праймериз в нашей стране пока еще фактически работают в тестовом режиме, однако основные цели и задачи праймериз в России и США совпадают. (См. IV Рапорт Анонимных политологов за январь 2016).
  1. Система самоуправления. Второй признак американизации состоит в развитии системы самоуправления на местах. Причем речь здесь не идет об укреплении федерализации или региональных автономий, а именно о стимулировании развития местного самоуправления через все большее вовлечение граждан в процесс выборов местной власти. Это не только повышает легитимность избранной власти, но и переносит ответственность за этот выбор с федеральной власти непосредственно на избирателей. В частности, на такую демократизацию работает как возвращение института выборов депутатов по одномандатным округам, так и введение института сити-менеджеров.
  1. Отделение политики от бизнеса. Парадоксальным образом американское общество во многом сохранило рудименты традиционного сословного. Существуют негласное, но достаточно жесткое правило – бизнесмены непосредственно в политику не идут. Американское политическое сословие крайне внимательно следит за такими попытками и по мере возможностей отсекает и старается маргинализировать любых бизнесменов, которые пытаются лично пробиться в власть. Против таких лиц готовы объединяться и консолидировано выступать все политические силы, поскольку для политиков крайне важно сохранять свою роль посредников между бизнесом и государством. В качестве примера можно привести миллиардера Дональда Трампа, против которого объединились как демократы, так и республиканцы, и главным прегрешением которого является как раз нарушение данного негласного правила. Именно поэтому в США вполне легитимен институт лоббизма, который, по сути, означает – «если ты предприниматель и хочешь влиять на законодательство – плати профессиональным политикам». Разговоры о «рулящих ротшильдах и рокфеллерах» в США – чушь, в которую верят те, кто не знает, что любой «ротшильд» за счастье почитает встретиться с американским президентом хотя бы раз в год. Кстати, Такую же практику после «равноудаления олигархов» завел и Путин. Ни Абрамович, ни мифические Ротенберги не встречаются с Путиным чаще, чем раз в полгода, а пред этим ждут 6 часов в приемной.

Жесткий курс на удаление предпринимателей из политики в России продолжается еще с предыдущих выборов в Государственную Думу в 2011 году, когда на проходные места в списки «Единой России» были поставлены кандидаты от ОНФ, «врачи, учителя и рабочие», а «денежные мешки» отодвинуты на непроходные и полупроходные (проходные только в случае высоких результатов голосования за партию) места. Потом последовали законы о декларациях и зарубежных активах, сначал для депутатов ГД, потом и для региональных депутатов…

В настоящее время, такая позиция Кремля проводится еще жестче и последовательней, и в целом по стране о своих амбициях на выборы в ГД заявило гораздо меньше предпринимателей, чем обычно. Не говоря уже о праймериз «Единой России», где во множестве округов не нашлось ни одного кандидата, способного самостоятельно обеспечить финансами свою агитационную кампанию.

 

ДВУХПАРТИЙНАЯ СИСТЕМА

По мнению экспертов, в дальнейшем, еще одним заимствованием у американцев, одним из наиболее глобальных стратегических проектов Кремля в рамках реформирования отечественного политического пространства является постепенное формирование двухпартийной системы по американскому образцу. Процедура праймериз это важнейшая составляющая часть и признак именно такой системы и ее внедрение в отечественную политическую культуру это косвенный признак направления движения в ту сторону.

Переход к двухпартийной системе в России идея не новая, хотя предыдущие попытки оказались неудачными. Партии «Единство» и «Отечество», в которых многие аналитики видели прообраз двух составляющих будущей двухпартийной системы, не могли претендовать на раздел электорального пространства между собой, поскольку существовала равновеликая им КПРФ и по множеству других причин, и в конце концов слились в одну «Единую Россию». В последствии слияние нескольких партий в «Справедливую Россию» тоже оказалось провальным, поскольку электорат партий, которые вошли в СР не стал плюсоваться и в итоге партия заняла довольно скромную электоральную нишу.

В силу этого, на сей раз реализация идеи двухпартийного парламента не будет проводиться так грубо и быстро под очередные выборы. Напротив, предстоит системная работа по переформатированию политического пространства таким образом, чтобы небольшие партии сами были вынуждены рано или поздно на тех или иных условиях вливаться в крупные. Именно так, как происходит в США, где внутри обеих огромных партий сосуществует цветущая сложность различных политических сил, групп влияния, аффилированных институтов и т.д., зачастую даже полностью антагонистичных друг-другу по наиболее острым вопросам политики и экономики.

На сегодняшний день, можно предположить, что если бы распределение политических сил по двум глобальным партиям происходило сейчас, то расклад получился бы следующим:

 

СЛОНЫ

Прообраз «наших республиканцев», большой партии консерваторов – это «Единая Россия». Эта партия создана таким образом, что способна достаточно органично и без существенного реформирования принять в себя практически любую политическую силу. Консервативные и умеренно-либеральные идеологические установки могут трактоваться самым широким образом, а внутрипартийная дискуссия является одной из наиболее актуальных задач в партии и частично реализуется в рамках тех же праймериз уже на сегодняшний день. А «свежая кровь», приход в партию новых ярких харизматичных политиков для ЕР стал бы крайне важным и полезным. Из существующих значимых политических сил на сторону единоросов могли бы перейти следующие:

ЛДПР. Партия, несмотря на свою историю старейшей политической партии и наличие бренда с почти стопроцентной узнаваемостью, уже давно утратила политическую и идеологическую актуальность, остро нуждается в переменах и держится исключительно на харизме Владимира Жириновского. Без Жириновского партию, очевидно, будет ожидать быстрый крах. Вливание партии в ЕР стало бы хорошим выходом из такой ситуации и возможностью для самого Жириновского достойно уйти в почетные пенсионеры. В рамках «Единой России» ЛДПР-овцы могли бы занять место радикальных консерваторов и «ястребов», а также антикоммунистов, которые в составе большой партии будут бороться с леваками и «красной угрозой».

«Партия Роста». Вливание в ЕР будет вполне органичным для той политической силы, которая в настоящее время называется «Партия Роста», и для которой присоединение к ЕР и создание там умеренно-либеральной платформы будет естественной и удачной политической реализацией. Неудачи этой политической «ресурсной» силы на выборах, сомнительная ценность от наличия карликовой фракции этой партии в ГосДуме, условная польза от конкурирования с несистемными либералами, все это ведет к маргинализации этой партии. Что совершенно неприемлемо для «партии крупного бизнеса», но было бы нивелировано, если бы партия влилась бы в «Единую Россию».

 

ОСЛЫ

Как ни парадоксально, но аналогом американской «Демократической партии» в нашем случае является КПРФ. Очевидно, что она является наиболее эффективной, если не единственно возможной основой для объединения всех левых и «прогрессистских» сил. И как показывает опыт, за КПРФ, пусть и вынуждено, готовы голосовать даже радикальные либералы. У коммунистов существует огромный ядерный электорат, развитая региональная структура, представительство практически во всех законодательных органах разных уровней. Но если «Единая Россия» уже давно готова к тому, чтобы стать одной из составляющих двухпартийной системы, то в КПРФ должны произойти серьезные системные изменения, чтобы она смогла принимать в себя чужеродные политические силы, соблюдая их интересы без угроз для себя. Необходимо переформатировать как механизмы партийного управления и уйти от авторитарной «зюгановщины», так и выработать гораздо более гибкую идеологическую платформу. Едва ли коммунисты сейчас пойдут на то, чтобы изменить название партии, поскольку помимо раскрученного бренда «КПРФ» еще и претендует на преемственность от советской компартии. Однако последний фактор играет все меньше значения и со временем можно ожидать даже таких радикальных перемен.  Итак, если бы слияние осуществлялось сейчас, то к КПРФ могли бы примкнуть:

«Справедливая Россия». «Что делать со «Справедливой Россией» – такой вопрос уже несколько последних лет звучит повсеместно, в том числе и в Кремле. Партии с большим трудом удалось заслужить прощение за активное участие в событиях протеста 2011-12 годов, однако после того, как эсерам «вырвали зубы» они стали постепенно терять свои рейтинги. Партия не может мирно сосуществовать с «Единой Россией» и не выстраивать свои избирательные кампании на социальном протесте и критике власти, причем обязательно более радикальной, чем критика со стороны коммунистов, иначе эсеры просто не нужны электорату, неинтересны  журналистам и неудовлетворительны для собственных активистов. При этом партия достаточно сильно завязана на федеральную власть и на сегодняшний день значительно более, чем КПРФ, управляема из АП. Руководство эсеров встроено в федеральные элиты высокого уровня и не сможет допустить переформатирование в последовательно-оппозиционную партию (а не оппозиционную в рамках выборов, как было раньше и что прощается), поскольку это может окончательно рассорить их с Кремлем. Союз с КПРФ снял бы эти проблемы. «Эсеры» будут полезны и для коммунистов, поскольку, как и «Единая Россия» и даже более остро КПРФ нуждается в популярных ярких политиках и приходе новой «свежей крови». Кроме того, коммунисты, несмотря на масштабность своей партии, до сих пор не смогли полностью выйти из того общественного гетто, в которое их загнали в 90-х годах и, в отличии от эсеров, в российской политической системе смотрятся чужеродно и архаично. Справедливороссы могли бы здорово помочь коммунистам в преодолении этой катакомбности. Одной из главных проблем в КПРФ является, что для такой огромной партии непозволительно иметь такое большое количество незакрытых направлений для деятельности, а эсеры совершенно естественно и не нарушая ничьих интересов внутри КПРФ, могли бы взять работу по многим из них на себя. Например:

  • У коммунистов крайне неэффективно налажено взаимодействие с международным левым движением. Тяготея в большинстве своем к консерваторам, Православию, Сталину, этатизму, советскому реваншизму и государству как империи, отечественным коммунистам крайне сложно найти общий язык с современными левыми, детьми 68-го года, наследниками Маркузе и Франкфуртской школы. Здесь эсеры могли бы быть более гибкими и органичными, и за счет них могло бы быть преодолено международное отчуждение в отношении современных российских коммунистов.
  • Наличие собственной развернутой региональной структуры и сети активистов позволило бы эсерам быстро переформатировать ее в отдельный партийный проект-сателлит. Например, в общественное движение той или иной направленности, будь социальная защита населения или экология. Или в новое профсоюзное объединение, альтернативное официальным. И даже в некий аналог ОНФ. Или самый простой вариант – в молодежную организацию.

Вопрос «Родины». На сегодняшний день партия «Родина» скорее тяготеет к «Единой России». Причин тому много, как личных, так и идеологических, не будем их перечислять. Но ни ЕР, ни «Родина» в таком союзе не нуждаются, в отличии от союза с КПРФ, в котором, в случае формирования двухпартийной системы, будут заинтересованы обе стороны. Как и в случае ЛДПР и ЕР, «Родина» могла бы занять в КПРФ нишу ястребов и радикалов, антилибералов и сталинистов. Кроме того «родинцы» могли бы взять тему науки и прогресса, восстановления военной и научной мощи СССР. Вернуть коммунистам практически полностью утраченные на сегодняшний день связи с региональными промышленными элитами, бывшими «красными директорами», благодаря которым в 90-е партия существенно увеличила свои ресурсы. Однако, следует понимать, что в настоящее время вероятность такого союза практически исключена, поскольку все упирается в фигуру вице-премьера Дмитрия Рогозина, который контролирует «Родину» и не отдаст партию Зюганову, памятуя, что случилось, когда его партию уже отдали Миронову. В любом случае, «Родина» присоединится к той или иной коалиции только тогда, когда двухпартийная система уже фактически будет сформирована и деваться будет некуда.

Практически все иные малые политические партии, могут оказаться на любой из сторон, но скорее всего не сыграют никакой значительной роли и попросту растворятся в больших партиях. За исключением партий экологического направления, две самые крупные из которых закроют экологические направления в больших партиях. Также в рамках двухпартийной системы остается непонятна судьба «Яблока», которая теоретически могла бы примкнуть скорее к «Ослам», однако на сегодняшний день это не представляется ни возможным, ни органичным.

Вопросы перехода к двухпартийной системе  будут решаться не быстро и не административно, им придадут  вид естественного процесса. А произойдет он так:  осенью КПРФ получит  огромный успех по списку: возможно, до 30 процентов, ЕР же получит  чуть более 40. Естественно, что ЕР доберет одномандатниками  и примкнувшими к ней родинцами, ростовцами и прочей мелочью, СР же в будущем будет солидаризироваться с КПРФ. В итоге, в думе возникнут две больших суперсистемы, которые  постепенно будут форматировать под себя всю старну и политическое пространство. В виде уступки, после успеха КПРФ, Кремль ужесточит законодательство относительно малых партий, чего давно требует КПРФ, а дальше –  малышам останется только  вливаться. Юридически двухпартийная система оформится только к следующим выборам в ГД.

 

  1. II. ПРАКТИКА ПРАЙМЕРИЗ

Нет конкуренции – нет катастрофы

Как и будущие выборы в ГосДуму, праймериз «Единой России» проводятся по двум направлениям – региональные списки кандидатов и по одномандатным округам.

 

ПРАЙМЕРИЗ ПО СПИСКАМ

Основная интрига «списочных» праймериз – это борьба за включение в региональные списки кандидатов. Их можно разделить на три категории:

  • «Те, кого хочет увидеть в списке Москва»;
  • «Те, кого хотят увидеть в списке губернаторы»;
  • «Те, кто хочет увидеть в списке себя».

Не обязательно в каждом регионе будут участвовать представители всех трех категорий. Зачастую все ограничивается двумя или даже одной. Однако самая главная борьба на «списочных» праймериз происходит именно за формирование списков между этими силами.

И в данном случае, как правило, побеждают губернаторы, которые не только контролируют региональное политическое поле и имеют наибольшие возможности как административного давления, так и неформальных договоренностей.

На втором месте по влиянию на формирование списков находится федеральная власть, которая может оказывать давление, как на губернаторов, так и на региональные отделения «Единой России». Даже самые независимые губернаторы не желают ссориться с Москвой и вынуждены учитывать федеральные пожелания при формировании списков.

На последнем месте так называемые «самоходы», лица, не заручившиеся поддержкой ни на федеральном, ни на региональном уровнях. Как правило, они получают заведомо непроходные места.

 

ПРАЙМЕРИЗ ПО ОДНОМАНДАТНЫМ ОКРУГАМ

В отличии от «списочных», в случае конкурентной кампании с равновесными кандидатами «одномандатные» праймериз сохраняют острую интригу вплоть до оглашения результата голосования. В приближении праймериз одномандатные округа можно разделить на четыре типа:

  1. «Фаворит и все остальные». Идет однозначный фаворит и равновеликих ему фигур просто нет, или же они по тем или иным причинам не желают с ним конкурировать. Для создания иллюзии конкурентности в таком случае ставят технических кандидатов или же позволяют занять второе место тому, кому это может быть выгодно по иным причинам. Например, будущий кандидат в депутаты регионального или местного законодательного органа может таким образом показать, что является наиболее авторитетным единороссом после фаворита. (Следует напомнить, что здесь и далее речь идет только о праймериз ЕР, в которых, как правило, не участвуют кандидаты от других партий. Эти кандидаты могут быть достаточно сильными, чтобы полностью изменить электоральную интригу во время выборов в ГД).

Подобных бесконкурентных округов около 70% (цифры приблизительные)

  1. «Фаворит и внезапный самоход». В округе есть признанный фаворит, но неожиданно на праймериз по собственной инициативе, не согласовывая ни с кем свою кандидатуру, выдвигается лицо (как правило, из бизнеса), обладающее ресурсами, позволяющими составить конкуренцию фавориту. Если на такого человека нет легких рычагов давления, и он проявляет упрямство, то с его участием в праймериз, как правило, смиряются. И в результате праймериз проходят в жесткой конкурентной борьбе, зачастую даже с непредсказуемым результатом голосования.

Таких округов примерно около 10%

  1. «Битва титанов». Элитам «тесно» в регионе и на праймериз идет несколько сильных «ресурсных» кандидатов заручившихся поддержкой тех или иных сил. Губернатору либо все равно, кто из них победит, либо он никак на это повлиять не способен, поскольку в регионе сложилась устойчивая политическая традиция, когда несколько элитных групп всегда противостоят друг-другу на выборах.

Как и в предыдущем случае около 10%

  1. «Куча-мала». На праймериз идет несколько слабых кандидатов, среди которых отсутствуют фавориты, и у которых нет средств на полноценную избирательную кампанию. Власть по тем или иным причинам никак не вмешивается в этот процесс и просто наблюдает, кто же действительно сильнейший.

Также не более 10% округов

ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРАЙМЕРИЗ

До объявления результатов праймериз «Единой России» осталось еще больше месяца, однако уже сейчас можно оценить эффективность данной процедуры как таковой. Для этого мы предлагаем следующую пятибальную шкалу оценок по трем критериям:

  1. Конкурентность – 2;
  2. Открытость – 4-;
  3. Легитимность – 4.
  1. Конкурентность. По данному критерию оценки, праймериз полностью провалились. Как было отмечено выше, в 70% округов праймериз абсолютно бесконкурентны, фаворит определен заранее в кулуарных переговорах, и говорить про конкурентность просто не имеет смысла. Жирная двойка.
  1. Открытость. Здесь можно признать, что задача выполнена. Процедура праймериз вполне открыта, проходят регулярные дебаты, в агитации никто не ограничен. Работает горячая линия «Единой России», где принимаются все жалобы о нарушениях на праймериз, на которые следует незамедлительная реакция из центра. За открытость можно было бы даже поставить высшую оценку, однако ситуация омрачается тем, что хоть праймериз и открыты, но большинство избирателей и на сегодняшний день вообще не понимает что это такое. «Единая Россия» не смогла донести до людей ни сути, ни важности данной процедуры. Поэтому, объективно достигнутая открытость праймериз во многом остается бессмысленной, поскольку не имеет никакой ценности в глазах рядового избирателя. Четыре с минусом.
  1. Легитимность. Только спустя некоторое время после оглашения результатов праймериз, можно будет объективно оценить, насколько результаты праймериз будут приняты обществом. Однако, уже сейчас можно предположить, что серьезных массовых скандалов не предвидится. Оспаривание результатов праймериз едва ли будет более чем в 10% округов, но эти голоса потонут в остальных 90%, где все будут довольны открытостью и честностью подсчета голосов. Общество примет результаты, однако, когда начнется «настоящая» избирательная кампания в ГосДуму и настоящая политическая борьба, то легитимность прошедших праймериз уже будет под большим вопросом.

Здесь следует признать, что январский прогноз анонимных политологов о том что праймериз грозят обернутся катастрофой, скорее всего, не будет реализован. Праймериз не превратятся в цепь громких скандалов именно из-за отсутствия конкурентности в большинстве регионов и актуальности данной процедуры для избирателя. Предварительно ставим четверку.

ОСНОВНЫЕ ИНТРИГИ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ПРАЙМЕРИЗ

На сегодняшний день, можно выделить три основные интриги результатов праймериз.

  1. Насколько региональные власти решатся продвигать удобных для себя кандидатов и ставить палки в колеса кандидатам, предложенным со стороны федерального центра. Теоретически праймериз дает возможность самым «наглым» из губернаторов, опираясь на итоги голосования, отказать Москве и продавить своих кандидатов. В то же время, слабые и зависимые региональные руководители будут уступать федералам и в результате на выборы от ЕР могут пойти слабые и непопулярные в соответствующих регионах фигуры.
  1. Сколько будет «обиженных» результатами праймериз кандидатов, которые хлопнут дверью, выйдут из «Единой России» и начнут собственную игру. Как было отмечено, едва ли таковых будет много, однако на будущее будет интересно отследить, по каким сценариям данные процессы будут развиваться и как это может повлиять на ход выборов в ГД.
  1. Какова будет явка на праймериз. Очевидно, что в одних регионах она будет достаточно высокая, а в других гораздо ниже. Это будет некрасивая ситуация, которую обязательно подхватят оппозиционные СМИ. Кремль, устами лояльных спикеров будет отвечать, что «это сами кандидаты по разному отработали», но на самом деле всем будет понятно, где был задействован административный ресурс, а где нет.