В декабре правительство потратило почти 1 трлн рублей из средств Резервного фонда. Это почти столько же, сколько за все предыдущие месяцы. И почти такая же сумма там осталась еще осталась. В 2017 году Резервный фонд будет исчерпан и власти начнут тратить средства Фонда национального благосостояния. О формате резервных фондов рассуждает эксперт Александр Сафонов.

— Формат резервных фондов или фондов национального благосостояния появился в Швеции, потом идею подхватили страны Ближнего Востока и Норвегия. И в том, и в другом случае все прекрасно понимали, что цены на нефть носят конъюнктурный характер, но в то же время растущие доходы бюджета позволяют правительству вкладываться в какие-то проекты, не только социальные, но и в том числе финансировать науку и т.д. Понятно, что для любого финансирования требуется понимание его стабильности. С этой целью и были созданы эти фонды, в которые откладываются средства, которые превышают определенные пороговые значения цены за баррель нефти.

Мы этот опыт тоже переняли. У нас сначала был один фонд, который потом разделили на Фонд национального благосостояния, призванный по идее обеспечивать поддержку, условно говоря, будущих провалов выплаты пенсионерам из-за возможной демографической ямы, и Резервный фонд, связанный с сохранением бюджетных возможностей.

Понятно, что в условиях, когда резко упали доходы на нефть до 30 долларов за баррель, расходы на социальные нужды сразу урезать не удавалось, первые годы сокращение Резервного фонда и Фонда национального благосостояния были максимальными.

Что происходит сейчас и почему я бы не стал разводить панику? Во-первых, особых доходов эти два фонда, в отличие от зарубежных фондов, не приносят. У нас очень плохое управление этими фондами: 1,7% в валюте в сравнении с 7% годовых, которые дает норвежский фонд. Поэтому с учетом изменения курса национальной валюты прибыль ничтожна. Во-вторых, цена отсечения доходов в бюджет составлена на уровне 40 долларов за баррель. Уже сейчас эта цена выше и колеблется от 49 до 57 долларов. Начался обратный процесс, когда в соответствие с бюджетным правилом избытки денежных средств поступают в Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. То есть изменение мировой конъюнктуры стоимости нефти и установление этого порога – 40 долларов за баррель – означает, что со следующего года средства будут накапливаться в фондах. В-третьих, Минфин за 2015 – 2016 гг. очень резко сократил расходы федерального бюджета, тем самым потенциальный дефицит, который исчислялся в очень больших суммах, сокращен.

Обратите внимание, что на предстоящее трехлетие – с 2016 по 2018 год – расходы федерального бюджета не превышают объявленные 17 трлн рублей. То есть они стабильны. Что это означает? Это означает, что при экономическом росте при повышении доходности бюджета федерального расходы остаются на одном и том же месте. И здесь могут быть два экономических последствия. Во-первых, это сокращение бюджетного дефицита. Во-вторых, все дополнительные доходы, откуда бы они ни приходили, будут оседать в Минфине. И, соответственно, либо будут пополнять резервные фонды, либо будут направлены на финансирование новых экономических направлений. Поэтому с точки зрения Резервного фонда все нормально.

Плюс ко всему прочему 2017 год в еще большей степени будет побуждать Минфин искать разные источники экономии расходов. Потому что в подобных ситуациях Минфин не только зажимает расходы в абсолютных цифрах, он еще через свою политику затрудняет получение регионами субсидий и субвенций, заставляя их заниматься оптимизацией своих расходов. И в регионах это ощущается серьезным образом.

Кстати, обратите внимание на просьбу президента на то, чтобы Центральный Банк добился того, чтобы кредиты бюджетам субъектов Российской Федерации стали дешевле. Что это означает? По сути, это означает мягкую эмиссию.

Сейчас можно сказать, что пик проблем пройден. С одной стороны, стали увеличиваться доходы от экспорта, с другой стороны, за два года удалось сократить расходы федерального и регионального бюджетов. Поэтому точка равновесия сейчас найдена. И даже через какой-то период времени начнет работать в плюс федеральному бюджету.