Дмитрий Медведев одобрил предложение о санации банка «Пересвет». Его решение прокомментировал эксперт Александр Хандруев.

— Санация требуется банку, который не выполняет нормативы, у которого недостаточно капитала, который не может поддерживать ликвидность, не в состоянии обеспечивать свою финансовую деятельность. Это один из основных принципов работы любой организации, включая кредитные. Банк неплатежеспособен. В данном случае Центральный Банк по известным только ему причинам решил провести санацию. Санация проводится за счет средств АСВ (Агентство по страхованию вкладов). Но АСВ получает средства от Центрального Банка. Средства эти невозвратные.

Почему одни банки санируются, а у других сразу отбирают лицензию? Тут вы правильно заметили, что есть, наверное, особые банки. В данном вопросе, на мой взгляд, Банк России руководствуется принципом особой значимости. Хотя критерии, по которым нужно либо проводить санацию, либо отзывать лицензию, размытые и неопределенные. Это, кстати, одна из ахиллесовых пят банковской практики в России – непрозрачные критерии и условия, по которым у одних банков отзывают лицензии, а у других нет.

Обычно в таких случаях есть банк санируемый, есть банк санатор. Проблема в том, что мы не знаем, кто будет санировать банк «Пересвет». После санации один из вариантов его дальнейшего существования – присоединение к другому банку. Такое бывает. На каком-то этапе санируемый банк существует, проводится оздоровление, проходит анализ активов, то есть проводятся манипуляции по оздоровлению, по тому, чтобы вдохнуть в банк жизнь. А потом уже принимается решение, что делать с банком. Оставить его с прежним названием и пустить в плавание с новой командой, возможно, новыми собственниками. Или его присоединить к другому банку.

Небольшие банки всегда находятся под пристальным контролем региональных представительств Банка России. Банк России буквально в режиме реального времени следит за тем, что происходит в банках. Меня удивляет, что банк «Пересвет», крупный и известный, был доведен до такого состояния. Куда смотрел регулятор, надзорный орган, кураторы банка? Сейчас ранняя диагностика заболеваний, проблем есть не только в медицине, но и в банковской деятельности. И регулятор знает положение любого банка.

Получается, он либо скрывает его, либо предпринимает несвоевременные действия по улучшению ситуации. Любая поблажка для банка, так называемое приятельское отношение, – это своего рода болезнь, которая рано или поздно оборачивается риском злоупотребления. Или когда банк знает, что его спасут во что бы то ни стало, он будет рассчитывать на докапитализацию. Он будет строить свою политику на повышенных рисках.

Поэтому проблема с «Пересветом» непростая. Это и просчеты регулятора, это и ошибки менеджмента, это и отсутствие должного контроля со стороны собственников. А все это выливается в то, что принимается решение, по которому банк будет подвергаться санации. А санация по большому счету будет проводиться за счет налогоплательщиков, то есть нас с вами.