86c1871f1c42d1047764bc3ac22436e6Эксперты РАНХиГС предлагают пересмотреть бюджетную политику. Для этого, по их мнению, есть минимум, три предпосылки.

В свежем обзоре экономисты из Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте (РАНХиГС) рассказывают, что, во-первых, бюджет долгое время зависел от экспорта сырья, и это стало тормозом структурной перестройки экономики. Сокращение доходов от продажи газа и нефти привело к созданию условий для изменения приоритетов основных бюджетных расходов, отмечается в докладе специалистов.

Во-вторых, сокращение расходов: Резервный фонд иссякнет уже в следующем году, а средств Фонда национального благосостояния, указывают в РАНХиГС, «едва хватит, чтобы сбалансировать федеральный бюджет» в 2017 – 2019 гг.

В-третьих, рост долгов регионов из-за необходимости исполнять майские указы президента. До 2012 года субъекты имели небольшую задолженность, но к началу 2016 года, у 14 регионов объем госдолга превысил размер доходов. Бюджетная политика, проводимся руководством страны, снижает устойчивость бюджетной системы и фактически свидетельствует об откладывании кризисных явлений в федеральных финансах на теперь уже не очень далекую перспективу, считают аналитики.

В своем докладе специалисты РАНХиГС также подвергают сомнениям устойчивость системы бюджетных правил, которая должна вступить в силу с 2020 года. Бюджетные правила ограничат доходы бюджета значением базового уровня доходов при стоимости нефти в районе 40 долларов за баррель за вычетом расходов на обслуживание внешнего долга. Основная же цель бюджетного правила заключается в снижении зависимости внутренних цен и курса рубля от колебаний нефтяных котировок.

Эта конструкция «не выглядит достаточно устойчивой», считают в РАНХиГС. Привязывать расходы к цене на нефть стоит лишь в случае, «если бюджетные правила опираются на более или менее правдоподобную гипотезу, описывающую закономерности движения цен на нефть». В противном же случае доверие к этой мере будет подорвано и бюджетное правило вновь придется пересматривать.

Среди определенных позитивных сдвигов в структуре расходов специалисты РАНХиГС называют снижение расходов на оборону: в 2017 году они сокращаются до 2,84 трлн руб. — это на 27% меньше, чем запланировано на 2016 год, и на 11% меньше, чем было в 2015 году. Сейчас Россия входит в число рекордсменов по расходам на оборону среди стран, не находящихся в состоянии войны.

Еще одним позитивным моментом отмечается снижение социальных расходов. Впрочем, экономисты уверены, что это, скорее, «инерционное движение при общей бюджетной консолидации», а не осознанное решение.

Ранее эксперты Высшей школы экономики указывали на то, что траты федерального бюджета на образование и здравоохранение в течение трех следующих лет снизятся до уровня 2006 года. В свою очередь, Минфин заявлял, что образование — самая крупная расходная статья, если рассматривать совокупные траты федерального и регионального бюджетов.

Между тем, директор Центра исследований региональных реформ Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Александр Дерюгин считает данные показатели весьма спорными:

— Вопрос сейчас чисто политический. С точки зрения экономики нужно развивать образование, здравоохранение, вкладывать в человеческий капитал, развивать инфраструктуру и т.д. Но сейчас другие политические приоритеты. И развитие экономики стоит не на первом месте. Поэтому говорить о том, во что нужно вкладывать средства, чтобы развиваться, понятно всем. Но приоритеты, повторюсь, другие.

Хотя оборона – это тоже понятие растяжимое. Советский Союз вооружался, вооружался, но рухнул без единого выстрела. Если страна имеет устойчивую экономику, ее довольно сложно развалить. Армия, несомненно, нужна, как и прочие органы, отвечающие за безопасность. Этот фактор со счетов никто не сбрасывает. Но, как показывает история, развались страну можно другими путями. Нужно понимать, что приоритеты должны быть расставлены правильно. Насколько я понимаю, этот вопрос не имеет пока окончательного решения. Никто не сказал, что мы всем жертвуем и бросаем все ресурсы на оборонку, — подчеркнул он.

Директор Центра межрегиональных исследований Воронежского государственного университета Дмитрий Ломсадзе рассказал, что бюджет, вынесенный на обсуждение и принятие, уже согласован, и только в отдельных пунктах он претерпел корректировки, с учетом прогнозов, хотя его параметры были заложены на низком уровне цены на нефть. Это делалось с целью не делать его проблемным. Несмотря на то, что есть уже практически финишный вариант бюджета, его структура может поменяться. При этом основные параметры сильно не изменятся, отмечает эксперт.

— Никто не подвергает сомнению, что социальные обязательства будут выполнены. Возможно, будут свернуты какие-то инвестиционные проекты, сократится резервный фонд.

Причиной корректировки бюджета служат, прежде всего, внутриполитические проблемы. Министерство финансов хотело покуситься на святую святых: индексацию бюджетникам, на пенсионные накопления. Однако, все стороны, принимающие участие в формировании бюджета, смогли договориться и вынести сбалансированный и согласованный бюджет.

Сегодня более важен не анализ оснований для кардинального пересмотра бюджетной политики, а его исполнение в части наполнения доходами и выполнение расходной части, полагает Ломсадзе.

— Бюджет всегда ругают, и зачастую он мало кого устраивает. Финансистов вообще любят обвинять в нерациональных подходах к составлению важного документа.

Безусловно, практически сверстанный бюджет нельзя назвать бюджетом развития. Он не дает возможности осуществления больших государственных инвестиций. Однако, прогнозы экспертов подтверждают оптимистические настроения, которые складываются в экономике и отразятся в последствие на бюджетной политике.

Ссылки в тему:

Эксперты нашли основания для кардинального пересмотра бюджетной политики