1781375_originalВ России резко сократилось число малых предприятий. Если в первом полугодии 2015 года их было 242,6 тыс., то в первом полугодии 2016 года осталось лишь 172,8 тыс., свидетельствуют данные Росстата. Впрочем, в их подсчете есть свои нюансы, и только через год можно будет определить, действительно ли ситуация настолько серьезная.

На самом деле оценить динамику развития малых предприятий на основании статистики сейчас практически невозможно, потому что чуть больше года назад постановлением правительства РФ классификация была изменена, пишут «Известия».

Согласно документу, для каждой категории субъектов малого и среднего предпринимательства» были в два раза увеличены показатели для отнесения к субъектам малого и среднего бизнеса. С этого времени к микропредприятиям относятся организации с выручкой до 120 млн рублей (было 60 млн рублей), к малому бизнесу — с выручкой до 800 млн рублей (было 400 млн рублей), к среднему — до 2 млрд рублей (было до 1 млрд рублей). Поэтому, после смены классификации значительная часть предприятий малого бизнеса попала в разряд микробизнеса, а часть среднего бизнеса была отнесена к малому. Именно в связи с этим сейчас точных статистических данных о том, сколько предприятий открылось, а сколько закрылось — нет.

Согласно данным ФНС, всего сейчас на территории России зарегистрировано 5,6 млн предприятий с выручкой до 2 млрд рублей. К микробизнесу из них относится абсолютное большинство — 5,3 млн. К малым предприятиям по новой классификации относятся 270,5 тыс. предприятий, к среднему бизнесу — 20,6 тыс.

Доверять или не доверять данным статистики в этом ключе — вопрос спорный. Эксперты склоняются к мнению, что данные ФНС все же более точны и именно они позволят определить, как меняется число предпринимателей, так как в результате принятия упомянутого выше постановления №702, формально увеличилось число предприятий малого и среднего бизнеса, хотя фактически их число могло не измениться или даже уменьшиться.

— На мой взгляд, данные российской статистики находятся, где-то около от событий, происходящих в малом бизнесе. В последнее время стало модно делить бизнес на малый, микробизнес, нанобизнес и самозанятость. В настоящее время 80% предприятий нельзя отнести к малому бизнесу, потому что они не соответствуют критериям. Сегодня много предприятий, которые где-то зарегистрированы, но они работают на грани самозанятости, — отметил в беседе с «Давыдов.Индекс» руководитель тюменского регионального отделения Ассоциации молодых предпринимателей России Денис Шарнин.

Впрочем, ситуация с малым бизнесом действительно может усложниться, так как теперь претендентов на льготы стало гораздо больше, потому что микропредприятия и малые предприятия в равной степени пользуются государственными программами поддержки бизнеса, однако государственная поддержка год от года сокращается: год назад государство выделяло на эти цели порядка 17 млрд рублей, в этом году — лишь 12 млрд рублей. В то же время за счет введения налоговых и надзорных каникул, наблюдается обратный эффект, когда растет число вновь созданных предприятий.

Некоторые специалисты считают, что бизнесу вообще не надо оказывать государственную поддержку, так как предприниматели сами должны знать, где взять деньги на развитие своего дела. С одной стороны, господдержка нередко не оказывает должной пользы, с другой стороны — на это идут деньги налогоплательщиков, которые можно пустить в более нужное русло. Эксперты сходятся во мнении, что государство должно помогать только бизнесменам из социально незащищенных слоев населения: инвалидам и многодетным. Остальных нужно поддерживать лишь в кризисное время.

— Для того, чтобы малый бизнес развивался, ему не надо мешать. В ряде регионов есть послабления по шкале налогов, по условиям кредитования — все это способствует развитию предпринимательства. Государственные гранты, программы, направленные на развитие малого бизнеса, на мой взгляд, носят сомнительный характер. С одной стороны, это полезная вещь, с другой стороны, гранты и программы создают дополнительные сложности. Многие предприниматели начинают свое дело без грантов и без государственной поддержки, — рассказывает Денис Шарнин.

Он также отмечает, что сегодня есть большой пласт бизнеса, который находится вне правового поля. В Тюменской области, по его словам, была выдвинута инициатива по снижению порога входа в бизнес для самозанятости, для этого нужно проработать систему патентного налогообложения без права найма сотрудников. За счет этого большую часть микробизнеса можно будет вернуть в правовое поле, так как эта мера существенно поддержит предпринимателей, и тогда сокращение доли предприятий малого бизнеса будет уменьшаться, считает эксперт.

Член крымского отделения «Опоры России» Михаил Демурия рассказывает, что на полуострове совсем не наблюдается снижение бизнес-активности.

— В Крыму, мне кажется, наоборот идет развитие малого бизнеса. Крым держится только на малом бизнесе. Здесь нет крупной промышленности. Заводы, работающие в регионе можно пересчитать на пальцах одной руки. Микропроизводства, торговля и туризм развиваются и составляют основу экономики Крыма. На полуострове свободная экономическая зона, и это неоспоримый плюс для малого и среднего бизнеса. Если в течение двух лет предпринимателям не будут мешать, как не мешают им сейчас, то малый бизнес в Крыму будет только укрепляться, — подчеркивает он.

Эксперт также сообщил, что в Крыму государство готово оказывать поддержку малому бизнесу, но этой льготой почти никто не пользуется: или о ней просто не знают, или не верят в ее реализацию.

— Есть гранты, программы, но пока мало кто этим пользуется. В Крыму мало информации для предпринимателей, из которой они могут узнать о господдержке. Полуостров всего два года как вернулся в состав России. В связи с этим некоторые бизнесмены, услышав от общественников о грантах в «Фонде развития предпринимательства», о системе кредитования с малым процентом, о поддержке от Министерства экономического развития Крыма, не верят, что это есть, и это действительно работает, потому что, когда Крым был в составе Украины, такого не было, — подытожил Демурия.