Правительство собирается повысить НДС с 18% до 20%. О том, что может повлиять на эффективность этого шага, рассуждает эксперт Татьяна Бурцева:

НДС является одним из важнейших бюджетообразующих налогов во всех государствах, в которых он существует (во Франции — 45%, в Великобритании и Италии — 25% налогов и сборов), в том числе и в России, его доля в доходах федерального бюджета доходит до 30%. Минфин РФ оценивает собираемость НДС в 94-97%, при этом эта цифра на первый взгляд кажется неправдоподобной ввиду того, что уклонение от НДС является одним из самых распространенных видов правонарушений в налоговой сфере. Рост ставки НДС приведет к росту данного вида правонарушений, если только одновременно не произойдет снижение ставок страховых взносов, например, из-за увеличения пенсионного возраста.
НДС в настоящее время введен в 160 странах, причем в подавляющем большинстве стран применяется зачетный метод по счетам (invoice-credit system). Зачетная схема исчисления и уплаты НДС применяется и в России, она является наименее затратной и наиболее эффективной схемой налогообложения добавленной стоимости. Однако в российском законодательстве о налоге на добавленную стоимость имеются противоречия: название налога — налог на добавленную стоимость, объектом налогообложения названа реализация товаров (работ, услуг, имущественных прав) (ст. 146 НК РФ), налоговая база же установлена как сумма выручки (ст.153 НК РФ), поэтому по существу НДС в России, как и в ЕС, есть налог на конечное потребление. В результате бремя уплаты НДС ложится на конечного потребителя. Таким образом, эффективность принятия решения по повышению ставки НДС для экономики в целом зависит от реакции конечных потребителей, реальные доходы которых снижаются и это нужно учитывать.
Для реализации майских указов президента есть другие решения, которые не затрагивают таких “глубинных”, трудно регулируемых и многоаспектных экономических процессов, например, изменить бюджетное правило, согласно которому сверхдоходы от продажи нефти по цене выше установленной планки отправляются в резервы, а не на актуальные расходы бюджета. Сейчас уровень отсечения цены на нефть, выше которой нефтегазовые доходы считаются “сверхдоходами”, равен $40,8 за баррель (рост на 2% с прошлогодних $40). Данное правило вводилось при уровне нефтяных цен в диапазоне $40-50, сейчас уровень цены свыше $77.