Экономисты РАНХиГС и Института Гайдара представили свой прогноз влияния предстоящего повышения ставки НДС с 18% до 20% на развитие экономики. По их мнению, ее ждет спад.

Как пишет в свежем мониторинге РАНХиГС заведующий лабораторией макроэкономического моделирования Института Гайдара Андрей Полбин, из-за повышения налога показатели ВВП, потребления, инвестиций и внешней торговли России могут упасть на 0,4-0,6% относительно существующего сейчас базового сценария.

По разным параметрам эксперты прогнозируют разную динамику. Так, они считают, что после роста НДС, который произойдет в 2019 году, темп роста ВВП и потребления домохозяйств в 2019 году сократится на 0,2–0,35%, инвестиций — на 0,4–0,7%, импорта — на 0,35–0,45%.

Отметим, что все эти цифры приводятся относительно базового гипотетического сценария, в котором участники рынков принимают решения исходя из неизменности налоговой системы. Полбин подчеркивает, что в реальности такой сценарий “может оказаться достаточно нереалистичным”, т.к. слухи о возможном повышении тех или иных налогов либо изменении конфигурации налоговой системы ходили давно и экономические агенты так или иначе учитывали их при принятии решений.

Несмотря на явный негативный для экономики эффект, Полбин называет повышение НДС “наименее болезненным” способом пополнения бюджета. Причина такого вывода в том, что у этого налога более высокая налогооблагаемая база (по данным ФНС, в 2017 году по основной ставке НДС 18%, без учета “льготных” позиций со ставкой 10% или 0%, облагалось 159 трлн рублей). Соответственно для получения определенной суммы в бюджет его можно повысить на меньшую величину, чем, скажем, страховые взносы (для них, по расчетам экономистов РАНХиГС, ставка выросла бы на 4%), НДФЛ или налог на прибыль.

Полбин также отмечает, что есть способы найти финансирование для “майского указа” без повышения налогов. Среди них — снижение расходов на оборону, увеличение эффективности госсектора и госзакупок, снижение уровня коррупции. Вместе с тем он признает, что первый способ “в условиях текущей геополитической обстановки” практически невероятен, а перспективы других “весьма размыты”.

Напомним, законопроект о повышении ставки НДС до 20% был внесен правительством в Госдуму 16 июня. Основной целью этого шага заявлено обеспечение финансирования реализации нового “майского указа” президента: предполагается, что получаемые дополнительные доходы бюджета (оценочно 620 млрд рублей в год) будут направляться на развитие сфер, которые перечислены в документе.

Как сообщал “Давыдов.Индекс”, ранее свой прогноз по влиянию повышения ставки НДС на экономику представило Минэкономразвития. В ведомстве также прогнозируют снижение темпов развития экономики, но более скромное, чем в РАНХиГС — на 0,2-0,3%. Кроме того, в МЭР говорят о возможном ускорении инфляции с прогнозных 4% до 4,3-4,5% и замедлении роста реальных зарплат с 6,3% в 2018 году до 1% в 2019 году. Схожие прогнозы публиковали и другие экспертные структуры.

Представители бизнеса также скептически отнеслись к нововведению. Многие говорят, что это и правда “наименьшее зло”, но предрекают негативные последствия: рост уходов от налогов, увеличении доли “серых” зарплат и т.д.

На днях фонд “Общественное мнение” опубликовал результаты опроса, посвященного повышению НДС. О том, что правительство выступило с такой инициативой, знают 65%. По поводу влияния этой меры на экономику мнения разделились: 19% считают, что это принесет больше пользы, 34% — больше вреда, а 15% считают, что будет и польза, и вред в равной степени. Среди полезных эффектов чаще всего называли пополнение бюджета (16%) и развитие экономики (2%). В то же время 29% не увидели полезных последствий вообще. Негативные последствия чаще всего называли такие: рост цен/налогов (16%), снижение уровня жизни (12%), снижение покупательской способности населения, уход бизнеса в тень, общий вред для малого и среднего бизнеса, рост коррупции и социальной напряженности (все варианты по 3%). Об отсутствии вреда от повышения НДС сказали только 8%. Еще более интересно распределение ответов на вопрос о влиянии роста НДС на личное благосостояние участников опроса: 4% считают, что влияние будет положительным, 57% — что оно окажется отрицательным и 21% — что никак не повлияет.

Своим мнением о влиянии роста НДС на экономику делится доктор экономических наук, доцент, профессор кафедры экономики и менеджмента Калужского государственного университета Татьяна Бурцева:

НДС является одним из важнейших бюджетообразующих налогов во всех государствах, в которых он существует (во Франции — 45%, в Великобритании и Италии — 25% налогов и сборов), в том числе и в России, его доля в доходах федерального бюджета доходит до 30%. Минфин РФ оценивает собираемость НДС в 94-97%, при этом эта цифра на первый взгляд кажется неправдоподобной ввиду того, что уклонение от НДС является одним из самых распространенных видов правонарушений в налоговой сфере. Рост ставки НДС приведет к росту данного вида правонарушений, если только одновременно не произойдет снижение ставок страховых взносов, например, из-за увеличения пенсионного возраста. <…>
Однако в российском законодательстве о налоге на добавленную стоимость имеются противоречия: название налога — налог на добавленную стоимость, объектом налогообложения названа реализация товаров (работ, услуг, имущественных прав) (ст. 146 НК РФ), налоговая база же установлена как сумма выручки (ст.153 НК РФ), поэтому по существу НДС в России, как и в ЕС, есть налог на конечное потребление. <…> Таким образом, эффективность принятия решения по повышению ставки НДС для экономики в целом зависит от реакции конечных потребителей, реальные доходы которых снижаются и это нужно учитывать.

Кандидат экономических наук, доцент кафедры муниципального менеджмента Казанского государственного архитектурно-строительного университета Евгения Ильина соглашается с выводами и предложениями экспертов РАНХиГС:

Действительно, повышение процентной ставки НДС приведет в снижению темпов экономического развития и, как следствие, к повышению уровня инфляции, снижению покупательской способности, уменьшению прибыли малых предприятий, еще большему снижению инвестиционной привлекательности. Нельзя не согласиться, что представленные способы по уменьшению расходов бюджета на оборону или содержание госаппарата были бы куда более продуктивными. Но правительство на такие меры просто не пойдет, как и не пойдет на возможное рассмотрение проблемы по выполнению “майских указов”, связанное с внедрением прогрессивной шкалы налогообложения.
В настоящее время общество, не задумываясь о росте ставки НДС, больше беспокоится об увеличении пенсионного возраста. Именно поэтому население нашей страны недооценивает последствия роста НДС.

Кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета Елена Пастухова уверена, что НДС выбран в качестве источника дополнительного дохода для бюджета не случайно:

НДС — это налог, который администрируется легче всего, он легче всего проверяется, проще всего можно отследить связи компаний друг с другом, тем более сейчас есть реестр, в котором находятся недобросовестные контрагенты, и при проверке налоговая служба их быстро выявляет. Все остальные налоги собрать и проадминистрировать тяжело. В этой связи можно сколько угодно возмущаться, но повышать НДС было необходимо. <…> Здесь прямая логика: будут поступления в бюджет, которые легко можно проверить.