Чем ближе массовый старт “больших” избирательных кампаний, тем больше внимания со стороны экспертного сообщества и учёных уделяется электоральной тематике.

Вчера, 23 мая, в Фонде развития гражданского общества (ФоРГО) состоялась очередная закрытая конференция с участием преподавателей и ректоров 40 вузов из разных регионов России и представителей Администрации президента. Темой конференции стало развитие отечественных политических институтов, основные направления и тенденции этого процесса.

 

Естественно, одной из наиболее обсуждаемых тем оказалась тема выборов. Выступая перед участниками мероприятия, руководитель Управления по внутренней политике Администрации президента Андрей Ярин отметил, что предстоящий год будет в этом смысле “интересным и насыщенным”, а президентская кампания — “уникальной”. Он напомнил, что сейчас принимаются изменения в избирательное законодательство, которые разработаны в целях большей демократизации избирательного процесса. Некоторые из нововведений (отмена открепительных удостоверений, изменение полномочий наблюдателей, введение видеонаблюдения и т.д.) будут опробованы уже в ходе осенних региональных кампаний, после чего, по словам Ярина, возможна их корректировка с целью оптимизации и исправления выявленных недочётов.

 

Обсуждая приоритеты, которых следует придерживаться при проведении избирательных кампаний, глава УВП подчеркнул, что никаких требований по явке не существует:

Выборы должны пройти прозрачно, честно, справедливо. Это базовая задача. Ни о каких нормативах речи не идёт.

Напомним, после прошедшего в декабре 2016 года семинара для “внутриполитических” вице-губернаторов в СМИ появилась информация о том, что замглавы АП Сергей Кириенко якобы озвучил минимальную планку: явка не ниже 70% и победа “основного кандидата” с таким же (минимум 70%) результатом. Позднее, конечно, были опровержения и от ЦИКа, и от ряда участников семинара, но тем не менее это сочетание — 70/70 — до сих пор часто всплывает в публикациях как почти официальная установка.

 

Другой темой обсуждения стала “коммуникационная революция”, которая сейчас происходит, а по мнению некоторых участников дискуссии — уже произошла. Эксперты пришли к выводу, что развитие новых средств коммуникации приведёт к тому, что политики перестанут нуждаться в партиях и традиционных медиа, так как каждый из них сможет сам обращаться напрямую к потенциальным избирателям через соцсети, лично определяя, о чём, как и в какой форме говорить. Из-за увеличения потока информации и числа каналов коммуникации, по которым она поступает к “конечным потребителям”, её станет невозможно контролировать, что может дать самые неожиданные эффекты в разных плоскостях. Меняется и соотношение влияния разных каналов на общественное мнение. Как отметил глава ФоРГО Константин Костин, президентские выборы 2018 года станут последней кампанией по выборам главы государства, определяющую роль в которой будет играть телевизионная агитация: аудитория ТВ-каналов сейчас “перетекает” в интернет, и именно различные интернет-площадки и социальные сети станут в обозримом будущем основным пространством агитации и взаимодействия с избирателями.

 

И ещё одну важную проблему поднял на конференции ректор Ленинградского госуниверситета им. А. С. Пушкина Станислав Еремеев. По его словам, сейчас очень слаба обратная связь между государством и гражданским обществом, и это мешает конструктивному диалогу власти как с обществом в целом, так и с отдельными его институтами, в том числе с экспертным сообществом.

Политолог, кандидат философских наук, доцент Брянского государственного университета имени академика И.Г.Петровского Владимир Горбачёв соглашается со словами Еремеева о необходимости налаживать связь между властью и обществом:

Действительно существует проблема взаимодействия между гражданским обществом и властью. И аспектов у этой проблемы много. Один из которых заключается в том, что зачастую власть не хочет слышать гражданское общество, а голос у него есть. Наиболее отчётливо он звучит не столько в публичных формах, в формах уличных пикетов, на митингах, демонстрациях, сколько в социальных сетях. <…> К этому голосу необходимо прислушиваться, но, к сожалению, сегодняшней власти не хватает умения слышать гражданское общество. Если бы власть лучше с ним взаимодействовала, то тогда она бы корректировала свои действия. И при таком подходе отношения гражданского общества и власти были бы менее конфликтными и более гармоничными (хотя это слово я произношу очень осторожно).

 

Политолог, заведующий кафедрой политических наук тамбовского филиала РАНХиГС, доктор политических наук, профессор Игорь Санжаревский также считает важным эффективное взаимодействие власти и общества. При этом он отмечает, что к построению диалога нужно подходить осмысленно:

Вопрос обратной связи АП и гражданского общества важно рассматривать широко. Есть обратная связь между четырьмя ветвями власти и гражданским обществом. Каждая ветвь имеет свою обратную связь. АП взаимодействует со многими экспертными и исследовательскими центрами, и это важно, особенно накануне президентских выборов.
ФоРГО собирает на конференцию представителей вузов с АП , потому что преподаватели — это потенциальные избиратели. <…> Преподаватели высшей школы никогда не будут предлагать революций и потрясений, они всегда будут стоять на эволюционном пути, и власть это понимает. В этой связи накануне важных выборов власть готова вести диалог с научным сообществом. Наладка политических механизмов государства и гражданского общества — непрерывный процесс, остановить который невозможно.

 

О значении проводимых ФоРГО конференций рассуждает кандидат философских наук, доцента кафедры социологии и политологии УлГУ Александр Качкин:

Насколько полезным будет такое соединение науки и практики? <…> Есть политтехнологи, то есть люди, которые непосредственно обеспечивают работу команд на выборах, результат, формируют и реализуют стратегию кампании. И если этот человек достаточно образован, в его бэкграундде большой объём знаний, который он умеет использовать и переваривать, когда он свободен действовать не только по шаблону, то это, конечно, здорово. <…>
Мне кажется, в этих конференциях нет большой электоральной целесообразности. Люди собрались, общаются друг с другом, обмениваются опытом, информацией о том, как у кого обстоят дела в регионах. <…> А с точки зрения того, что политтехнологи или Администрация президента почерпнёт от них какие-то знания, я сомневаюсь.