1882846_900Московское отделение “Единой России” использует в своей агитации телефонный обзвон избирателей.

Как сообщил глава исполкома отделения Олег Смолкин, партия заключила на средства из избирательного фонда контракт с колл-центром, который проводит так называемый “формирующий опрос”. По его данным, таким образом уже опрошено несколько десятков тысяч жителей столицы. Опрос планируется вести до самых выборов: “Имеем право продолжать агитацию до 16 сентября.”

Сотрудники колл-центра звонят москвичам на мобильные и домашние телефоны с двух номеров ( 7-495-539-55-88 и 7-495-539-38-32), представляясь сотрудниками штаба ЕР, и задают один вопрос: “Очень важно поддерживать Россию. Вы согласны с тем, что в это непростое для нашей страны время, все мы должны проголосовать за “Единую Россию”?”. В случае отрицательного ответа у избирателя уточняют, поддерживает ли он политику Владимира Путина. Если и на этот вопрос даётся отрицательный ответ, разговор прекращается.

Олег Смолкин отмечает, что это агитационный социологический опрос, в ходе которого звонят только людям, с которыми у партии “был какой-то контакт”: “Например, если люди подписывали наши инициативы, если оставляли свои номера нашим агитаторам. У нас большой ресурс личных коммуникаций с избирателями.”

Эксперты по-разному оценивают этот ход единороссов. Одни считают подобные опросы эффективным агитационным приёмом, другие говорят, что это серьёзное нарушение закона о персональных данных.

У москвичей проводимый опрос тоже вызвал неоднозначную реакцию. Вот что, например, пишет об этом опросе на своей странице в Facebook известная телеведущая Тутта Ларсен:

— Звонит тетка. Представляется штабом Единой России. Вежливая, но наглая. Говорит: мы проводим опрос. Ответьте на три вопроса. Мне стало любопытно: давайте, говорю. Дальше у нее включается внутренний робот и она наизусть и с выражением рыночной торговки пирожками начинает чеканить текст, начинающийся со слов: вы согласны, что…? А дальше — я даже вам пересказывать не стану. Риторика брежневской эпохи с примесью нынешней модной патрио-кваснины. И в финале: голосуйте за Единую Россию, спасибо, что приняли участие в нашем ОПРОСЕ. Я говорю: это не опрос, а предвыборная агитация, и как вы смеете мне звонить? Она, конечно, тут же трубку бросила. Я умолчу тут о свомх эмоциях, я далёкий от политики человек. Но это стыд. И совсем не способствует росту доверия к ЕР в глазах избирателей. Вы там меняйте что-то в штабе у себя, ребят. Как-то непрофессионально это… И голос у нее был противный и злой.

Как отметил в разговоре с “Давыдов.Индекс” политолог и политтехнолог Константин Лукин (Барнаул), подобные опросы — технология, используемая многими партиями:

— Обзвоном по телефонной базе пользуются и в регионах. Это нормальная технология, причём, как правило, они же обзванивают своих сторонников. Как правило, изначально база формируется именно из них. Команда кандидата ещё раз обзванивает потенциальных избирателей, узнаёт их мнение и приглашает на выборы. <…>

У партии власти есть своя аудитория, на которую можно воздействовать таким образом. То есть самое главное — выцепить своего избирателя, отметить тех, кто отвечает на вопросы в нужном ключе. Как правило, обзвон по телефонной базе маскируется под соцопрос. И таким образом партия создаёт базу лояльных избирателей, которую будет выводить на выборы.

Политолог, директор Центра исследований легитимности и политического протеста Евгений Венедиктов сомневается в эффективности обзвона, связывая его с праймериз ЕР:

— Если вы помните, весной этого года проходили праймериз, которые кроме внутрипартийного голосования служили площадкой сбора персональных данных для последующего привлечения своих избирателей. Но нужно знать “Единую Россию” и понимать, что они и без обзвона знают всех своих избирателей. <…> Единственное опасение — обзвон может вызвать определённого рода отвращение. Представьте, вам звонят с вопросами от “Единой России”. После этого я как технолог от какой-то другой партии, например, от “Справедливой России” или ПАРНАСа, делаю то же самое. Но в два часа ночи. То есть на протяжении нескольких дней в разное время звонят люди и говорят: “Приходи голосовать за “Единую Россию””. Соотвественно, если человек придёт голосовать, то проголосует за кого угодно, только не за эту партию.

Поэтому говорить об эффективности метода обзвона я бы не стал, о необходимости тоже. Что касается законности, то тут необходимо смотреть, какой базой пользуется партия. Если люди оставляли сами свои номера телефонов и давали письменное согласие, то это не является нарушением.”