485c22e0da877c2c04efb56323a7bea7Эксперты «Давыдов.Индекс» оценивают, как прошел единый день голосования в российских регионах. О том, как завершились выборы в Красноярском крае, рассказал эксперт Сергей Комарицын.

— На предварительном этапе, еще до начала самой избирательной кампании существовала интрига. «Патриоты России» пребывали в эйфории от предыдущих успехов, Кремль зачем-то согласился на участие Геннадия Семигина по Дивногорскому округу в Госдуму, тем самым придав выборам местных «патриотов» федеральный характер.

Округ хотели расчистить, там не должно было быть представителя «Единой России», и только в самый последний момент, уже на съезде ЕР все-таки удалось продавить единороссовского кандидата. Ходили слухи о фантастическом бюджете Семигина, и даже отстранение Анатолия Быкова не считалось серьезной потерей, наоборот, это обстоятельство формировало новую повестку для «патриотов», давало дополнительные возможности для агитации. Они рассчитывали на два места в Госдуме по округам и на 15 мандатов в Законодательное Собрание края.

Активизировались «маленькие» партии: «Яблоко» возглавил первый советский миллиардер Артем Тарасов, считалось, что какие-то финансовые ресурсы у него сохранились (в 2002 году на губернаторских выборах он их задействовал); в «Родину» пришли небедные люди; рассматривались серьезные шансы «Партии Возрождения Села» — после сенсационных прошлогодних результатов на муниципальных выборах, когда ПВС в своих территориях в лёгкую победила с разгромным счетом «Единую Россию».

Однако уже в июле всё стало ясно. За исключением ЛДПР никто из участников – ни «парламентские» КПРФ и СР, ни перспективные и популярные в ряде территорий, в первую очередь в самом Красноярске «патриоты», ни малые партии – так и не смогли организовать работу. Более бездарной избирательной кампании в новейшей истории края не было. Широкая публика так и не была вовлечена в политический процесс.

Все политические проекты Быкова за последние 20 лет заканчивались плохо для него (а Лебедь, которого он привел к власти вообще посадил его в тюрьму), но они всегда хорошо начинались на старте – он проводил людей в Госдуму, Заксобрание, городской совет Красноярска, в муниципалитеты. Это потом они разбегались от Быкова, а на первых порах это были очень успешные проекты. На это раз «патриотов» сгубили самонадеянность и безграмотность, кроме того сказался и негативный опыт их фракции в городском Совете Красноярска. Такого поражения Быков не знал никогда – «патриоты» смогли получить всего один мандат в Заксобрании. А Семигин вообще занял четвертое место по округу.

КПРФ и СР в очередной раз показали коммерческий характер своих краевых организаций (КПРФ даже включила в свой список на вторую позицию предпринимателя, которого когда-то очень сильно критиковала за стрельбу во времена Лебедя по красному флагу), и, в итоге, впервые не смогли провести своих представителей в Госдуму и сильно потеряли позиции в Заксобрании (КПРФ всего четыре, а СР вообще один мандат).

Малые партии оказались совсем неготовыми к этим выборам.

Бенефициаром этих выборов стала краевая исполнительная власть. ЛДПР, впервые с 1993 года добившаяся в крае таких успехов – это тоже проект исполнительной власти. В общем-то, практически все задачи, которые ставила краевая администрация, были решены. По всем одномандатным и двухмандатным округам в ЗС прошли нужные люди, итоги по Государственной Думе оказались даже лучше, чем планировалось. То, что не прошел ставленник Чемезова Сергей Сокол было понятно изначально – взять три мандата по спискам для ЕР было нереально, три мандата было в 2011 году при пропорциональной системе, а сейчас все-таки смешанная, а Сокол оказался на третьей позиции. И в Законодательном Собрании власть сформировала нужную ей конфигурацию, в том числе превратив ЛДПР во вторую партию.

Собственно ничего неожиданного не произошло, примерно такой результат и прогнозировался уже в августе.