Traffic stands still as tens of thousands of protesters jam the main street leading to the financial Central district from Wanchai district outside the government headquarters in Hong KongСамарская, Свердловская и Челябинская области стали лидерами по числу трудовых протестов в России, выяснил Центр экономических и политических реформ. Итоги исследования специально для «Давыдов.Индекс» прокомментировал депутат Самарской губернской думы Юрий Венедиктов.

 — Есть несколько моментов. Первый из них: три мощнейших индустриальных области, Самарская, Свердловская и Челябинская — это костяк, на котором держится, собственно говоря, экономика России. Екатеринбург, Челябинск — металлургия, машиностроение, Самарская область — авиационная и космическая промышленность, автомобилестроение и нефтехимия.

Если мы берем последнее — нефтехимию, то сейчас цены на нефть упали. Соответственно, доходы отрасли тоже снизились. Как следствие — сокращение заказов, сокращение рабочих мест, зарплат. Фирмы, которые кормились от этого пирога, то есть сопутствующие производства, тоже вынуждены сокращаться. Как следствие — недовольство людей, снижение уровня жизни.

Второй момент — политическая активность самарских граждан. Не секрет, что Самара всегда была политически активной. И те процессы, которые шли, и отклик граждан на эти процессы, всегда были достаточно острыми.

Ну, и третий момент — те изменения, которые происходят в области, а именно: уменьшение бюджета, вызванное сокращением налогооблагаемой базы, нагрузка на бюджет, связанная с социальными выплатами, производящимися из регионального бюджета, вызывают социальное недовольство.

Еще один нюанс хотелось бы отметить. Он очень серьезный и связан с кредитованием населения. По данным самарского Росстата, закредитованность населения составляет 99 млрд. рублей, 21,5 млрд — просрочка по кредитам. Более 52% новых кредитов идут на покрытие долгов по старым кредитам. Вы понимаете, что, если люди работали, взяли ипотеку, платили не один год, а потом потеряли источники доходов. Возникают достаточно серьезные конфликты и в семье, и во взаимоотношениях с финансовыми организациями.

Мы видим, что идет наслоение нескольких негативных моментов. Еще один момент, который влияет на протестные настроения, связан с торговлей. Уменьшается оборот в предприятиях малого и среднего бизнеса, и увеличивается в супермаркетах. Это говорит о том, что малые формы бизнеса выпадают из сферы торговли, а это большое количество людей. Это опять безработица.

И эти наслоения принимают в некоторых случаях лавинообразный характер. Также сфера строительства. Количество малых предприятий, работающих в этой отрасли, катастрофически сокращается. Опять идет освобождение трудовых ресурсов. И все это образует критическую массу недовольных граждан.

Это происходит не из-за того, что в Самарской области проводится неверная экономическая политика. Вопрос стоит о том, что область была сильна именно в производственной сфере. И падение оборота в этой сфере потянуло за собой падение уровня жизни людей и, как следствие, недовольство. Это начало начал. И я хочу сказать, что использование этой тематики оппозиционными партиями естественно будет. Вопрос только, в какой мере это произойдет и как будет подано.

Если мы говорим о ЛДПР, то мы никогда не ставим вопрос только критически. То есть, не пытаемся обострять эти проблемы, а предлагаем решение. Наша основная задача — это найти причину, второе — найти способы эту причину устранить. Как будут работать другие партии, сказать не могу.