neft2«Роснефть» предложила два вариант раздела активов «Чеченнефтехимпрома», который в прошлом году Владимир Путин пообещал передать в собственность Чеченской республики. Но оба варианта в конечном итоге устраивают только саму госкомпанию. Ситуацию прокомментировал эксперт Константин Селянин.

— Любой производственный актив так или иначе интегрирован в цепочку бизнеса той же «Роснефти». В конце концов, это актив, который приносит деньги «Роснефти». И почему, собственно, она должна расставаться со своим имуществом и на каких условиях? Наверное, собственник может расстаться с имуществом, но в том случае, когда ему за это предложат хорошую цену.

На мой взгляд, налицо пресловутый спор хозяйствующих субъектов на правообладание тем или иным активом. Спор хозяйствующих субъектом может быть разрешен либо путем переговоров о достижении цены, по которой актив будет продан, либо при отсутствии такого согласия он может быть разрешен в суде по принуждению передать активы.

Наше законодательство практически исключает случаи, за исключением очень узкого спектра, по которым можно принудить собственника передать свое имущество. У нас есть статья Конституции, которая говорит о том, что никто не может быть лишен своего имущество иначе как по решению суда. В данном случае «Роснефть» — именно тот персонаж, который не может быть лишен своего имущества без собственного согласия.