лесные пожарыВ Амурской области произошло 17 лесных пожаров, власти объявили в регионе режим ЧС. Огонь охватил порядка 4 тысяч га, площадь пожаров быстро расширяется за счет шквалистого ветра, который достигает 20 м/сек.

Пожары продолжаются в девяти районах Приамурья. Самой сложной в областном правительстве обстановку называют в пяти из них – Зейский, Мазановский, Свободненский, Благовещенский и Архаринский.

Пламя тушат больше 600 человек, в том числе дружины добровольцев. Более того, за сутки в области пришлось тушить палы 55 раз, этим занимались 85 пожарных расчетов.

В одном из случаев 7 мая пострадали несколько жителей в селе Малиновка. О погибших пока не сообщается, но известно, что один мужчина отравился угарным газом, еще один получил ожоги во время тушения пожара. Огонь повредил пять жилых домов и четыре нежилых здания. Власти переселили семь семей.

Приамурьем проблема с огнем не ограничилась. В Бурятии площадь лесных пожаров за день увеличилась на 600 га (всего в регионе произошли 19 пожаров, самый крупный охватил 1,2 га, его локализовали вечером 7 мая). Сильный урон лесам пожары нанесли и в Забайкалье.

МЧС не исключает, что ситуация в той или иной степени может повториться в других территориях. В 55 регионах страны ввели особый противопожарный режим. Самая сложная обстановка сложилась в Сибири и на Дальнем Востоке.

На этой неделе министерство озвучило потери бюджета от лесных пожаров в стране. По подсчетам ведомства, страна каждый год теряет по 20 млрд рублей. При этом более 80% пожаров начинаются по вине человека.

В июле-августе 2010 года в ЦФО, а вслед за этим и в других регионах из-за жары и засухи начались сильные торфяные пожары. В ряде регионов сложилась настоящая катастрофа, к августу огонь по официальным данным полностью или отчасти уничтожил больше сотни населенных пунктов. В Москве из-за задымления от торфяников в Подмосковье выросли число заболеваний и уровень смертности. К политическим последствиям можно отнести удар по репутации мэра Москвы Юрия Лужкова, не сразу прервавшего отпуск, а также массовую критику политики властей в области лесной охраны – как выяснилось, целые участки леса не контролировались ни одним из ведомств.

В 2011 году число лесных пожаров оставалось большим, хоть и снизилось к предыдущему сезону. Ситуация заметно улучшилась в Центральной России, но оставалась достаточно сложной в той же Сибири и на Дальнем Востоке. В 2012 году из-за засухи, лесных пожаров и торфяников вновь страдали регионы восточных округов страны – от лесных пожаров в четырех субъектах до сильного смога в Томске, Омске и Новосибирске.

В 2013 году число пожаров уменьшилось, зато выросла их площадь, а в Иркутской области торфяники тлели даже в ноябре-декабре. В 2014 году МЧС боролось уже больше с отдельными вспышками (как в Ярославской области), а по отчетам за 2015 год Минприроды объявило о 1,5-кратном спаде числа лесных пожаров. Примечательно, что зона их возникновения почти полностью перешла в Сибирь, хотя раньше ее в равной степени поддерживал Дальний Восток.