qw-450Эксперты, опрошенные Высшей школой экономики, считают, что вероятность негативного исхода в случае, если российские власти продолжат политику, реализуемую в 2003 – 2013 гг., составляет 90%. По их мнению, как пишут «Ведомости», этот процесс завершится или существенным спадом, или долгой стагнацией. Наиболее предпочтительный вариант выхода из кризиса — проведение ускоренных реформ, но эксперты считают, что его вероятность крайне ничтожна.

Сейчас в России, по мнению экспертов ВШЭ, реализуется инерционный сценарий экономической и социальной политики. Он вполне устраивает правящие элиты: инерция цепляется за плохие институты, законсервированные в период бурного экономического роста и определяющие поведение всех участников экономической деятельности.

В течение двух десятилетий государство поддерживало существующие институты за счет нефтегазовой ренты. За счет нее можно было решать и социальные проблемы, и субсидировать крупный несырьевой бизнес. Когда же рента резко сократилась, ее просто заменили накопленными резервами, и сейчас все продолжается так, словно ничего не случилось, говорят эксперты.

Но у правительства хватит возможности придерживаться этого сценария не более, чем год или два — пока хватит резервов, заменивших нефтегазовую ренту. Результатом подобных действий будет долгая стагнация, длиной в 10 лет, когда темпы экономического роста не будут превышать 3% — и это очень оптимистичный прогноз. Реальные темпы роста будут не более 0,5 – 1% уверены экономисты.

В итоге, Россию по уровню благосостояния догонит даже Китай, но к Западной Европе она так и не сможет приблизиться. Сейчас, по мнению, экономистов, Россия вступила из одного этапа рыночной экономики в другой, но отказываться от старых институтов очень тяжело, а трансформация будет продолжаться долго.

Последствия нынешнего пути уже ощущает социальный сектор: к 2018 году прогнозируется сокращение социальных программ на 30-35%. Сейчас запас лояльности у населения еще есть, но в дальнейшем это может привести к деградации образовательного или культурного уровня, а также росту заболеваемости, смертности и массовой бедности.

Часть граждан стран сможет перестроиться и начать формировать социальные услуги под себя, основное же население страны сделать этого не сможет и все факторы социальной деградации ударят именно по ним. Они начнут требовать от власти вернуть потери, социальное недовольство и давление на правительство будут возрастать, но ресурсов на решение вопроса у государства уже не будет, говорят эксперты.

В итоге, будут подорваны все позитивные результаты социальной политики действующей власти, за счет которых она в свое время и получила кредит доверия населения. Произойти подобные вещи могут уже в ближайшие пять лет.

Понимание социальных рисков может все же подтолкнуть власть к реформам, однако и здесь есть немало сложностей, которые наверняка будут полезны для оздоровления экономики, но почти наверняка будут отвергнуты политиками. Кроме того, на трансформацию может уйти много времени, а эффект от проведения реформ может растянуться на десятилетия.

У существующего инерционного сценария есть альтернативы, однако и у них есть свои существенные минусы. Первый – завести экономику дешевыми кредитами, но за этот сценарий заплатит население, так как резко скакнет инфляция. Второй вариант — обязательная продажа валюты и запрет на вывоз капитала. Благодаря ему может быть достигнуто определенное равновесие в экономике, но итогом станет технологическая деградация. Оба этих варианта бьют по интересам экономических и политических элит, считают экономисты. Они даже могут оказаться для элит опаснее варианта проведения либеральных реформ.

«Переход от экономики спроса к экономике предложения – важнейшая задача, которая стоит перед нами с точки зрения формирования условий для экономического роста», — заявляет ректор РАНХиГС Владимир Мау.

Этот вариант не означает стремления к увеличению производства, скорее — к созданию чего-то, что будет пользоваться спросом на внутреннем и мировом рынках, считает экс-глава Минфина Алексей Кудрин. Он рассказал, что сейчас президент России будет собирать идеи экономистов о том, как привести в чувство российскую экономику, а решение примет к 2018 году.

Также Кудрин отметил, что несмотря на то, что создание финансовой подушки на случай падения цен на нефть, было второстепенной задачей российских властей, в итоге именно накопленные резервы спасли экономику от моментального краха.

«Мы говорили — но в это мало кто верил — что, когда цена нефти упадет до 30 долларов, благодаря резервам у нас будет три-четыре года, чтобы без шоков перестроить экономику и перейти к другой политике. Резервы помогли, но к новой политике пока не переходим. Если этого не произойдет, то мрачные прогнозы действительно могут сбыться», — заключил он.