1969627_20160328103107Центризбирком разработал комплекс мер для контроля выборов. Для этого впервые будет сформирован пул независимых от региональных чиновников экспертов, которые будут заниматься мониторингом в регионах, откуда ранее поступало больше всего жалоб в предвыборный период. Ситуацию специально для «Давыдов.Индекс» комментирует Кирилл Николенко.

– Что касается лота по «Рабочему блокноту члена участковой избирательной комиссии», то действительно время от времени подобный документ на местах разрабатывается. Я полагаю, что сумма, указанная в лоте, завышена многократно. Я думаю, гораздо проще ЦИК было обратиться к организациям, которые занимаются наблюдением на выборах. Например, та же организация «Голос», у которой есть опыт работы именно по самым конфликтным ситуациям.

Я работал в комиссии, был наблюдателем и поэтому могу с уверенностью сказать, что в тех же самых блокнотах зачастую допускаются упрощения. И члены комиссии, даже председатели, иногда не знают, как поступать, и теряются, когда наблюдатели настаивают на выполнении норм закона.

В качестве иллюстрации могу привести случай с надомным голосованием. Я был наблюдателем, комиссия пошла по избирателям, голосующим вне помещения. И в качестве резерва взяла на каждого избирателя по два бюллетеня. Почему? Потому что неправильно поняли запись из того же самого «Рабочего блокнота», хотя в законе четко сказано, что резерв по бюллетеням может быть не более 5% от количества вызовов, но не менее двух бюллетеней. А они это поняли так, что если у них голосует 40 человек, то они должны взять 80 бюллетеней.

Я полагают, что ЦИК лучше закладывать средства на обучение именно председателей и секретарей участковых избирательных комиссий. Потому что чаще всего это люди, которые не имеют высшего образования, которые очень долго, порой десятилетиями заседают  в этих комиссиях, имеют определенный апломб, что они все знают. Но на поверку, когда они сталкиваются с наблюдателями, с представителями партий, которые тоже себе представляют, как написан закон, то неизбежно возникают конфликты. Причем нередко представители избиркомов ведут себя достаточно вызывающе, воспринимая любую попытку наблюдателя указать на нормы законов как агрессию.

Если мы говорим по поводу пула экспертов, то это закономерно, потому что Элла Александровна долго работала в организациях, связанных с гражданским обществом, в Совете по правам человека. Поэтому, на мой взгляд, это попытка привлечь на свою сторону тех представителей общественности, прежде всего либерального фланга, с кем она трудилась все эти годы. Это, безусловно, отличает ее от Чурова. Но я не думаю, что это каким-то существенным образом скажется на том, как будут проходить выборы.

О том, насколько честно и законно будет проходить регистраций партий, мы узнаем уже очень скоро. Будут ли отказы по спискам, к примеру, того же самого ПАРНАСа. Будут ли далее активно исключать из списков кандидатов по округам и так далее.

ЦИК не может решить все вопросы, потому что то же самое снятие кандидатов, выдвинутых в округах, будет проходить через районные, областные суды, и ЦИК здесь никак не может повлиять  на принятые решения. На местах все будет делаться так, как удобно региональным властям.