Бывший глава администрации президента Александр Волошин считает, что у государства слишком много функций, поэтому действующая модель госуправления неэффективна.

Об этом он заявил на заседании общественного совета при Минэкономразвития. По словам Волошина, чрезмерное госрегулирование является одной из самых серьезных проблем в России, которое в свою очередь накладывает серьезный отпечаток на весьма плачевное состояние бизнес-климата в стране.

Очень пугают меня разговоры про необходимость улучшения госуправления в определенном смысле этих слов. Наша бюрократия чрезвычайно могущественна: у нее огромные регулятивные полномочия, огромные надзорные полномочия. В некоторой степени это могущество российской бюрократии компенсируется ее безрукостью. Это делает жизнь бизнеса немного сносной,

— приводит РБК слова экс-руководителя АП.

Волошин выразил уверенность, что нереально выполнять тот объем полномочий, который сейчас взвалила на себя российская бюрократия. Он сравнил ее попытки управлять экономикой “и всем остальным” с попыткой нести сразу сто чемоданов.

Вы попытайтесь одновременно нести сто чемоданов, имея две руки, и увидите, что это неэффективно. Утащил два чемодана вперед, бросил, вернулся за следующими, они упали в пыль, ты вспотел, пять чемоданов у тебя сперли и так далее. Выберите два чемодана, максимум три, можно четвертый толкать вперед ногой. Но с огромной частью чемоданов надо расстаться и с учетом этого быть эффективными,

— прокомментировал Александр Волошин. Он также отметил, что бюрократия всегда тяжело расстается со своими полномочиями — “это наносит ей дикую боль”.

В ноябре 2017 года Центр стратегических разработок Алексея Кудрина представил итоговые предложения по реформе государственного управления. Согласно им, расходы бюджета на госаппарат должны снизиться на треть, чиновникам необходимо привить “новые ценности”, а министров, не справляющихся с реализацией реформ, следует наказывать вплоть до увольнения.

В аппарате правительства ЦСР предлагает создать стратегический блок, который займется контролем стратегии развития страны, согласованием показателей госпрограмм, мониторингом достижения KPI и публичной отчетностью. Возглавлять этот блок должен чиновник в ранге вице-премьера.

Проведение реформы должно снизить с 2,5 до 1,74% ВВП расходы на госуправление, а уровень цифровизации повысить с 5 – 10% до 50. Также эксперты предложили сократить число самих чиновников на треть и создать федеральное агентство, которое будет заниматься кадрами.

В начале марта Александр Волошин также высказался о состоянии российской экономики. По его словам, состояние бизнес-климата говорит о ее заболевании — этому свидетельствуют низкая доля малого и среднего бизнеса в России, зависимость от сырья, а также сосредоточение власти в стране в руках одного человека.

Есть несколько конкретных градусников, которые измеряют состояние бизнес-климата. Например, доля малого и среднего бизнеса в ВВП — порядка 20%, по официальной статистике. А ведь в современной экономике, если доля малого и среднего бизнеса меньше 50%, то это уже свидетельство заболевания,

— отметил экс-глава администрации президента России.

Нынешнее состояние системы госуправления оценивает кандидат экономических наук, доцент кафедры менеджмента Мордовского государственного университета Марат Салимов:

Вся система госуправления работает благодаря тому, что все люди находятся на своих местах. Как бы мы ни говорили, что система госуправления неэффективна, а она действительно неэффективна, но, по крайней мере, она работает. То же самое происходило в перестройку, когда много говорили о сокращении госаппарата. В результате были разорваны многие хозяйственные связи, предприятия перестали получать плановые задания и прочее. <…> Главное — не повторить ошибок. Сейчас есть очень большой ресурс за счет внедрения цифровых технологий. Все отмечают, что одним из самых лучших направлений стали сайт “Госуслуги” и МФЦ. Это значительно сокращает количество людей. <…> Об этом же говорит и бизнес. <…> Нужно идти в ногу со временем и высвобождать людей, которые работают в стиле 19 века, выписывая различные справки, для того чтобы они были свободны для экономики и занимались чем-то более продуктивным и полезным.

Экономист, доцент кафедры теоретической экономики и государственного и муниципального управления Петрозаводского государственного университета, кандидат экономических наук Иван Конев отмечает, что неосторожная реформа системы госуправления может привести к серьезным последствиям:

Рынок — это прежде всего люди, поэтому нужно через осознание, через экономические рычаги делать все поступательно. То же самое касается и госуправления. <…> В этой связи, если пойдет разбалансировка сверху, то снизу произойдет снижение эффективности управления. Здесь Волошин прав. Процесс цифровизации экономики является самым перспективным направлением. Нужно его наполнять соответствующим содержанием. В своем послании к Федеральному собранию президент говорил о постепенном перенаправлении функции государственного контроля на общественный контроль. <…> Я генеральную линию вижу именно в этом.

Главный экономист фонда “Реальная политика” Халил Халилов обращает внимание на рост расходов бюджета на систему госуправления:

Расходы на госуправление в федеральном бюджете достигли 1,3 триллионов рублей. Это очень большая сумма, очень большие расходы, которые несет правительство на государственное управление. <…> Многие многоуровневые структуры, службы, агентства, расположенные при министерствах, являются излишними.
Что нужно делать? Прежде всего стоит посмотреть на то, как складывается структура расходов в бюджете. Все понимают, что расходы на здравоохранение, образование и прочее должны увеличиваться. Сделать это можно за счет оптимизации части расходов на оборону, силовые ведомства и госуправление. Я поддерживаю позицию той части экспертов, которые говорят, что действительно цифровые технологии начинают занимать серьезное место в разных сферах. <…> Если бы у нас все состоялось так, как задумано по системе блокчейна и других технологий, когда все расписано в части алгоритма, то это бы несло четкую управляемость и эффективность.