прохорФСБ объяснила обыски 14-15 апреля в компаниях группы ОНЭКСИМ Михаила Прохорова. Спецслужбы проводили следственные действия по уголовному делу банка «Таврический». В СМИ выдвигается ряд версий, в том числе политическая. Ситуацию специально для «Давыдов.Индекс» комментирует Константин Калачев.

– Ничего другого к версии, которая предлагается большинством источников, об обыске в компаниях Прохорова  как инструменте давления на него с целью продажи РБК я предложить не могу. Факт, что РБК стал зубастее в последнее время, очевиден. За год материалы стали жестче, острее и критичнее в отношении власти.

С другой стороны, нельзя отрицать возможность того, что эта гипотеза специально вброшена для того, чтобы отвлечь от других обстоятельств. Понятно, что самая удобная и красивая версия – это версия обысков с политической мотивацией. Эта версия устраивает нашу оппозицию. Но других версий я пока не видел, они пока не прозвучали.

Что касается наложения прямой линии с президентом и проведением обысков, то в любом правовом государстве выступление главы государства не является поводом к остановке деятельности правоохранительных органов. Хотя мы живем в России и здесь всякое возможно, в том числе демонстрация власти. Но абстрагировавшись от обсуждаемых обстоятельств, согласитесь, было бы странно, если бы на время выступления руководителя страны правоохранительные органы прекращали следственные действия, останавливали борьбу с преступностью, не проводили обыски. Хотя в данном случае время для обысков выбрано явно неудачно. Даже если власть не хотела ничего демонстрировать, по факту получилась демонстрация.