известияВладелец «Известий» — «Национальная медиа группа» не будет продлять контракт с издателем газеты, известным медиа-менеджером Арамом Габрелянов (холдинг News Media). НМГ хочет сделать из «Известий» более респектабельное издание, тогда как, по мнению источников в холдинге, Габрелянову ближе такие издания, как Life. Пойдет ли на пользу газете отстранение Габрелянова — рассуждает эксперт Борис Межуев.

— Период работы Арама Ашотовича Габрелянова отмечен значительным подъёмом газеты, как медиа-ресурса с определенной позицией и выражающего определенный сегмент общественного мнения. В редакции был отдел расследования, были источники в разных структурах, работающие на информационное поле газеты.

Тот отдел, который я редактировал, был рассчитан на определенный сегмент общества, который до этого не получал своего голоса. Были люди вполне лояльные, были люди не очень лояльные, но, тем не менее, все были объединены общим представлением о национальных интересах страны. Это было очень важно.

Потом произошел переходный период, в который лично я не очень вписался, когда уже фактически действовал новый главный редактор: его взгляды и представления о газете совершенно не совпадали с моими. В этот момент отдел, который я возглавлял, приобрел строгий, экспертный характер. Это уже не было выражением мнения какого-то сегмента общества, а выражались позиции экспертов, которые казались главному редактору более респектабельными.

Сложно сказать в какой мере в этот переходный период Арам Ашотович реально занимался выпуском газеты, потому что в день прихода в газету нового редактора я ушел из неё и перестал сотрудничать с «Известиями». Единственное, что я четко видел, это радикальное изменение состава колумнистов: такие известные журналисты, как Максим Соколов, тоже не вписались в новую редакционную политику.

Трудно, сказать, что будет с газетой после ухода Арама Габрелянова, но период его работы будет повторить очень сложно. Он сумел сделать «Известия» связующим звеном между властью и обществом.

Хочется выразить надежду, что переходный период, который там был, наконец-то завершиться. Будет более ясное видение газеты и её роли в обществе. Мне кажется, самое главное, можно попытаться вернуть контекст газеты, лояльно выражающей позицию власти и озвучивающей общественное мнение. Даже в советское время «Известия» отличалась от газеты «Правда» и газет, четко отражающих линию партии. Будучи газетой Верховного Совета, она могла себе позволить нечто большее нежели «Правда». Если получится «Известиям» вернуть неформальный контекст газеты, то это будет замечательно.