1447063901_bednost42% российских семей в мае 2016 года заявили, что состояние их финансов ухудшилось за последний год. 24% из них задерживали оплату услуг ЖКХ, 12% — за кредиты, 13% — не могут купить лекарства, назначенные врачом. Стремительное обеднение россиян прокомментировал эксперт Александр Романович.

– Мы проводим исследования, аналогичные исследованиям Института социальной политики НИУ ВШЭ, и получаем приблизительно такие же результаты. Практически все в той или иной степени заметили ухудшение материального положения: кто-то жалуется, что продукты стали дороже, кто-то – что стал меньше получать, кто-то – что выросли платежи, штрафы и так далее.

Критично ли это? Пока что нет, поскольку снижение это постепенное, и народ успевает приспосабливаться тем или иным способом. Уменьшает свои траты – не резко, как было при дефолте 1998 года или позже, когда были кризисные явления и буквально за неделю резко обрушивался курс рубля. Нет, здесь идет постепенное снижение, и люди чувствуют это, но резко в один день менять свои приоритеты в потреблении товаров или услуг им не приходится.

Пока население привыкает к снижению своих покупательских способностей, наш производитель товаров и услуг тоже приспосабливается к сложившимся условиям: где-то выпускают более дешевые товары, где-то снижают наценку, где-то переходят на более дешевые комплектующие. В общем, тоже подстраиваются.

Насколько все это сказывается на отношении населения к власти? Опять-таки, пока ничего критического не отмечается. Если и говорят о некотором снижении рейтинга, например, «Единой России» или президента, то это, как правило, в рамках статистической погрешности. Власти пока что удается канализировать недовольство населения сложившимся положением тем, что виноваты в нем Евросоюз, американцы, украинцы, либералы, еще кто-то. Пока что удается переводить стрелки. И, поскольку ситуация еще не критичная, думаю, это несложно.