XaXfSlnWxc4В мае этого года реальные доходы россиян продолжали снижаться: падение составило почти 6%. Это меньше, чем в апреле, но больше, чем в первые три месяца года. Ситуацию комментирует эксперт Андрей Чураков.

— К сожалению, каких-то реальных цифр я не смог найти, но в общении с коллегами-экономистами я несколько раз слышал мысль о том, что на сегодняшний день в российской Федерации на руках у населения находится достаточно большое количество денег. Это тот, с одной стороны, ресурс, который мог бы в условии стабильной работы государственных институтов и соблюдении соответствующих правил мог бы послужить неким серьезным инвестиционным потенциалом развития экономики страны. С другой стороны, отсутствие негативной реакции в виде массовых акций и протестов, тоже говорит о том, что у людей были накопления.

Если брать «среднюю температуру по больнице», я бы не сказал, что накопления эти были большие. Но эти накопления позволяют среднестатистической российской семье вот уже на протяжении полутора-двух лет. За счет чего?

Во-первых, у старшего поколения никуда не ушло умение выкручиваться из самых сложных экономических ситуаций на бытовом уровне. Идет замена качества потребления, приобретаются продукты питания среднего и даже низкого качества. За счет этого люди просто экономят. И экономят они в надежде на то, что должны произойти позитивные изменения, которые позволят им вернуться в нормальную ситуацию.

Этим объясняется то, что в России фактически не растет социальная напряженность. У нас нет голодных бунтов, у нас нет проявлений в виде митингов и демонстраций. У нас не выходят женщины с пустыми кастрюлями, как это было в 90-е годы. И именно потому, что была накоплена некая подушка безопасности, которая позволила каждой семье поддерживать более-менее стабильный, не асоциальный, образ жизни.

И с другой стороны, то, что показывает социология, — это ощущение уровня счастья, которое серьезно не колеблется, потому что пропаганда сейчас работает на некое окрыление надеждами, на ожидание некоего чуда. Это болото будет потихоньку затягивать, и простой человек сначала потеряв сначала стабильный уровень доходов, потом столкнувшись с проблемами оплаты, скажем, коммунальных платежей, будет уходить в асоциальную среду. Это одна история.

Вторая история – это когда будут какие-то резкие колебания, когда ситуации начнут сыпаться, например, закрытие предприятий в моногородах, то там возможны резкие социальные выступления. На мой взгляд, для этого уже есть национальная гвардия, которая будет использоваться и в том числе по данному направлению. А шансов на то, что ситуация начнет плавно исправляться, до 2018 года это абсолютно не просматривается.

После 2018 года все будет серьезно зависеть от того, насколько политическое руководство страны готово пойти на смену политического курса. Потому что, не меняя политический курс, с экономикой сделать ничего нельзя.