16 мая состоялось очередное заседание Высшего совета “Единой России”, главной темой которого стали возможные способы привлечения молодёжной аудитории.

В заседании, на котором обсуждалось, как не допустить “использования молодёжи в качестве движущей силы протестных явлений”, помимо членов Высшего совета приняли участие глава “Молодой гвардии Единой России” (МГЕР) Денис Давыдов и курирующий молодёжную политику замглавы Управления внутренней политики Администрации президента (УВП АП) Тимур Прокопенко. Мероприятие было организовано в преддверии запланированных на 22 мая парламентских слушаний, посвящённых молодёжной политике, на которые приглашены глава Минобрнауки Ольга Васильева, руководитель Росмолодёжи Александр Бугаев и представители ряда регионов.

 

Основной причиной того, что в ЕР обратили внимание на протестную активность молодого поколения, стал тот факт, что именно представители молодёжи стали наиболее активными участниками организованных оппозицией протестных акций в регионах 26 марта. Говоря об этом, глава Высшего совета Борис Грызлов отметил, что “существует много негативных примеров использования молодёжи в качестве движущей силы, в качестве “почвы” для укоренения протестных явлений, националистических и фашистских идей”. По его мнению, партия должна наравне с государством принимать меры для исправления ситуации:

Роль государства и партии в вопросе ценностной, политической и экономической позиции молодых поколений нельзя недооценивать.

 

Отметим, что в АП в любом случае предполагали акцентировать внимание на молодёжи. Но поначалу переформатирование молодёжного блока планировалось на осень, когда в России будет проводиться Международный фестиваль молодёжи и студентов. Однако события марта-апреля, показавшие рост протестной активности среди молодёжи, внесли свои коррективы. Как заявил член бюро Высшего совета Юрий Шувалов, в сложившейся ситуации важно “не допустить манипулирования молодёжью”. По его мнению, при работе с этой аудиторией нужно в первую очередь создавать позитивную повестку, а не использовать репрессивные методы воздействия.

 

Присутствовавший на заседании руководитель МГЕР Денис Давыдов предложил расширить спектр студенческих стажировок (это проект, самостоятельно реализуемый движением). Кроме того, он обратился к единороссам с просьбой посодействовать в принятии госпрограммы по молодёжной политике и в целом больше взаимодействовать с МГЕР. Ъ напоминает, что с 2012 года у партии и её молодёжного крыла не было ни одного крупного совместного проекта. Такое решение было принято на основе социологических исследований: когда выяснилось, что в студенческой среде не действуют авторитетные общественные организации, МГЕР сосредоточилась на работе со студентами, а молодёжные форумы, которые до того времени организовывали именно “молодогвардейцы”, стали проходить под эгидой АП.

 

Обсудили и поддержку различных неформальных студенческих объединений — клубов и других субкультурных групп, способы выявления их лидеров и работы с ними. Так, Минобрнауки готово через руководство вузов осуществлять финансирование деятельности этих объединений.

 

Не остались без внимания и новые технологии коммуникации. На слушания 22 мая помимо чиновников пригласят популярных видеоблогеров — авторов и владельцев каналов в YouTube с аудиторией в несколько миллионов подписчиков. Пока имена тех, кто именно будет приглашён, официально не озвучили, но Ъ упоминает в своей публикации таких известных авторов, как Саша Спилберг (Александра Балковская, Москва, 4,9 млн подписчиков) и Николай Соболев (Санкт-Петербург, автор и владелец двух каналов, аудитория каждого — по 2,9 млн).

 

Отметим, что задачу себе в “партии власти” поставили достаточно сложную, учитывая отношение современной молодёжи к этой самой власти. Как показали опубликованные недавно результаты проведённого в феврале-марте экспертами НИУ ВШЭ опроса студентов, молодые люди, мягко говоря, не очень доверяют власти и политикам. Так, первые 5 мест в перечне из 11 профессий, пользующихся у них наибольшим недоверием, оказались депутаты Госдумы (66%) и местных органов власти (65%), мэры городов (62%), губернаторы (61%) и журналисты (56%). Также в список вошли сотрудники полиции, работники аппаратов местных органов власти, главы частных и государственных компаний, члены федерального правительства и представители министерств. В общем, ответы о недоверии охватили достаточно широкий спектр представителей власти. И многие связывают такое своё отношение с высоким уровнем коррупции. По словам авторов исследования, наряду с таким недоверием к власти в целом отмечен достаточно высокий уровень доверия по отношению персонально к Владимиру Путину, за которого готовы проголосовать 47% опрошенных:

Студенты не доверяют чиновникам и госслужащим, поскольку есть запрос на добросовестную элиту, которая должна быть образованной и умной. Нынешней же элите они не доверяют. <…> Политическая система доверием не пользуется в отличие от президента, но всё завязано не на сам институт президентства, а на конкретного человека.

 

Понятно, что работа с молодёжью — одно из самых перспективных направлений для любой партии. Молодёжь — это не только наиболее социально и политически активная часть населения, это ещё и самая “долгоиграющая” часть электората: именно молодым предстоит принять участие в наибольшем числе кампаний в будущем. Соответственно чем раньше та или иная партия сумеет привлечь человека на свою сторону, тем большую пользу в виде голосования он может принести. И все партии это понимают, не только ЕР. И именно поэтому организовывают в своих структурах молодёжные секции, где в том числе занимаются подготовкой “смены”. И обращение к новым технологиям коммуникации, продемонстрированное Высшим советом “Единой России”, в этом плане является верным шагом. Другой вопрос, что вряд ли стоит концентрироваться именно на молодёжи студенческого возраста. Настолько же перспективной может оказаться и работа со старшими школьниками, которым только предстоит влиться в ряды избирателей. Конечно, при этом стоит очень тщательно работать над методами коммуникации и риторикой взаимодействия.

 

Своим мнением о взаимоотношениях ЕР и молодёжи на примере Тамбовской области делится член Тамбовского городского политического совета ВПП “Единая Россия” Владимир Лещенко:

Полностью поддерживаю инициативу однопартийцев по предоставлению трибуны видеоблогерам. Мы не только привлечём молодежь к законодательному процессу, но и поможем депутатам услышать мнение подрастающего поколения. <…>
В Тамбовской области работа с молодёжью ведётся на высшем уровне. Я говорю это не из-за бесконечной любви к родному краю, а руководствуясь конкретными фактами и личными наблюдениями. В каждом муниципальном образовании Тамбовской области существуют молодёжные советы, в состав молодёжных советов берут исключительно активных членов некоммерческих организаций. Помимо этого существуют Молодёжный парламент Тамбовской области, который принимает участие абсолютно во всех значимых мероприятиях региона, а его члены реализуют собственные социально значимые проекты. <…>
Почему молодёжь сейчас прислушивается к видеоблогерам, переписывается в мессенджерах и создает прямые эфиры в YouTube, а не выходит во двор на встречу с депутатами? Потому что видеоблогер лежит у молодёжи “в кармане”, достаточно достать телефон, открыть приложение, и ты слушаешь свежую мысль своего лидера. Этот лидер говорит на понятном для молодёжи языке, использует юмор даже в самых серьёзных темах, добавляет красочные вставки и популярные видео для толкования своей мысли.

 

Калининградский журналист Максим Гревцев критично относится к идее единороссов. В комментарии для “Давыдов.Индекс” он рассуждает о том, насколько она реализуема, и возможных проблемах:

Инициативы “Единой России” ожидаемы. Государство всегда старается всё взять под контроль. Но контролировать молодёжь — это утопия. Я вижу несколько проблем.
Во-первых, молодёжь не приемлет вертикали, это горизонталь. Уже по этой причине контроль невозможен.
Во-вторых, сама молодёжная политика в нашей стране сводится к патриотическому воспитанию и творчеству, в итоге молодёжная политика — это сцена, шарики, футболки. <…> И это огромная проблема: подавляющая часть молодёжи не ощущает, что она нужна государству: нет реальных инструментов, помогающих студенту или молодому специалисту встать на ноги. Именно это и должно быть объектом молодёжной политики, а не пустые массовые мероприятия для пиара.
В-третьих, мы недооцениваем молодёжь: среди нынешних студентов я часто встречаю тех, кто не хочет участвовать в профанации. У них есть чёткий запрос на честность со стороны преподавателей, университета, работодателя, президента. Все эти молодёжные парламенты, бессмысленные форумы, патриотические организации и прочую “молодёжную политику” они обходят стороной, считая пустышкой. <…>
Отсюда и четвёртая проблема: молодёжная политика сейчас сводится к работе с “активом”. По какому-то недоразумению этот актив называют лидерами. Но в реальности за этими “лидерами” никто не стоит. <…>
В-пятых, есть опасение, что выделенные деньги не дойдут до адресатов — тех молодых людей, у которых есть цели в жизни и вполне реальные проекты. Судя по опыту молодёжных форумов типа “Машук”, могу сказать, что процедуры получения грантов вызывают вопросы, особенно эффективность выдаваемых там грантов (а это, между прочим, до 100 миллионов рублей каждый год только на “Машуке”). <…>
В любом случае, жаль, что “Единая Россия” вспомнила про молодёжь только после мартовских митингов, хотя был, например, целый Год молодёжи. Боюсь, новые инициативы пополнят карманы околокремлёвских организаций и сообществ, которые не имеют отношения к реальной молодёжи. Но отчёты и пиар будет, в этом не сомневаюсь.