Думская фракция “Единая Россия” проведет консультацию с главой правительства Дмитрием Медведевым в преддверии первого чтения законопроекта о повышении пенсионного возраста. Своим мнением о пенсионной реформе делится эксперт Анатолий Акулов:

Проблема пенсионной реформы давно назрела и перезрела. Как человек я, безусловно, отрицательно отношусь к повышению пенсионного возраста. А вот как экономист, осознающий неизбежность в ряде случаев непопулярных мер — считаю, что в очередной раз выбрано упрощенное решение сложной проблемы. Государство в очень сложном финансовом положении, поэтому в любом случае придется экономить на чем-то и на ком-то. Это надо понимать: вне всякой политики придется “затягивать пояса”. Но отказ от выплаты пенсий значительной категории граждан — это не единственный и не самый лучший резерв экономии бюджетных средств. Еще и потому, что пенсии остаются в нашей экономике, тратятся на товары по преимуществу отечественного производства, способствуют росту (в отличие, например, от того, что выделяется “на поддержку экономики” вообще). Следовало бы рассматривать и прорабатывать ряд вариантов радикальной бюджетной экономии, а не единственный — на пенсионерах.
С точки зрения рынка труда мы получаем новый сложный сегмент людей, ищущих работу и малопривлекательных для работодателя. Нынешние сравнительно “молодые” пенсионеры (55-65 лет) нередко уже трудятся, но часто на самых непривлекательных рабочих местах. Если на рынок труда в перспективе выйдет еще несколько миллионов человек — мужчин от 60 до 65 лет, женщин от 55 до 63 лет — ситуация усугубится, усилится конкуренция, усилится власть работодателей на рынке, которая и так очень велика. Здесь опять же нужно было прорабатывать более сложные варианты в рамках того, что сейчас называют гибкой занятостью — неполное рабочее время, работа на часть ставки и т.п. — и одновременно предоставлять доступ к части пенсии. Пожилой человек и работал бы, внося вклад в ВВП, и не снизился бы резко уровень его жизни. Обязательно нужно учесть специфику рабочих профессий (шахтер, сталевар), где человек физически стареет не то что раньше 65 — раньше 60 лет. А в науке, в вузах всегда старались работать как можно дольше, лет до 70-75 и даже старше. Остается надеяться, что финальный вариант пенсионной реформы будет все же более взвешенным и продуманным.
Вряд ли “Единая Россия” будет возражать своему лидеру по принципиальным вопросам пенсионной реформы, разговор может идти лишь о деталях. Но в любом случае какие-то льготы пожилым людям, не попадающим в пенсионный возраст, будут нужны для смягчения последствий его повышения.
Если всерьез ставить вопрос о пожилых людях вне рамок пенсионного возраста как о части рабочей силы, обязательно нужен доступ к системе профессионального обучения, программам содействия трудоустройству, а также выстраивание здоровьесберегающего поведения даже не в 40-50 лет, а гораздо раньше. Надо разбираться в регионах, где могли бы продуктивно работать люди 50-60-70 лет и что для этого нужно. Нужен социальный маркетинг, определенное продвижение пожилых людей, борьба с негативными стереотипами о них. Только если все это будет работать, такие граждане смогут продуктивно трудиться. Здесь очень серьезно предстоит поработать и органам власти, и общественным организациям, и всем тем, кто связан с конкурентоспособностью пожилых работников.