4a7db20cb15b252fe787a00b304eedb7ЦИК и МВД подписали соглашение о сотрудничестве: полиция и избирательная комиссия совместно займутся вопросами обеспечения избирательной кампании. О необходимости таких мер рассуждает эксперт Сергей Ильин.

— Элла Памфилова, как вы знаете, недавно возглавила Центральную избирательную комиссию. Это первая избирательная кампания, которую она проведет в новом статусе. И в этом смысле, безусловно, ей, как человеку, когда-то представляющему оппозиционные взгляды, будет очень важно каким-то образом отрегулировать весь избирательный процесс с точки зрения соблюдения законности и правопорядка.

Поэтому, наверное, само это принятое решение, в принципе, ничего нового не содержит. Потому что все эти взаимоотношения с МВД прописаны в законодательстве. Это как бы некий дополнительный акт, который должен усилить впечатления о деятельности новой избирательной комиссии и показать ее некие новые ориентиры на соблюдение правопорядка при проведении избирательной кампании.

Но, с другой стороны, мы прекрасно знаем, что там, где привлекается полиция, ей предоставлены определенные полномочия. Мы прекрасно понимаем, что основные усилия направлены против определенных выборных технологий, которые имеют место быть и которые, с моей точки зрения как политтехнолога с большим стажем, давно уже устарели. Например, подвоз избирателей на выборные участки на автобусах. Мы об этом слышали в девяностые годы, в нулевые, о них мы слышим сейчас. Кстати, такие прецеденты были и у нас в регионе. И, я думаю, не только у нас.

Я бы мог перечислить ряд других подобных технологий, допустим, изготовление левых тиражей. Какие тиражи? Их никто не читает. Сама технология существует как инертная, однако новоявленные политтехнологи предлагают ее как новую, не имея ничего лучшего предложить взамен этих штампов. Почему существует такая инерция? Потому что организацией выборного процесса занимаются практики. Вообще, выборы и политические технологии – это прикладной уровень науки.

Решение о взаимодействии с МВД направлено на то, чтобы обеспечить защиту методов, которые сами по себе уже не работают. То есть, откровенно говоря, мы сейчас находимся на той стадии, когда эти выборы должны продемонстрировать умение организаторов пользоваться новыми, инновационными подходами.

Есть другой подход к организации выборов, есть инновации, их нужно внедрять. Причем эти инновации требуют новых технологий, конкретных методов и приемов, которые могут и идут в рамках закона. Потому что в девяностые годы все выборные технологии были направлены на то, как хитрее обойти закон и как обеспечить победу любому кандидату за большие деньги. Это принцип 90-х.

В нулевые годы пошел демпинг. Появились молодые, которые не могли предложить ничего нового, но они брали ценой. Сейчас зарождается новая парадигма проведения выборов. Мы знаем, что некоторые технологии приводят к обратному результату. Кандидат проводит шумную дорогую избирательную кампанию, вовлечено большое количество волонтеров, используются разнообразные технологии, и вдруг он проигрывает. Причем проигрывает кандидату, который особо и не пыжился, и не тратился.

Этот феномен мы наблюдали в Иркутской области на последних губернаторских выборах. И в этом плане только электоральный анализ поможет ответить на вопрос, почему это происходит.

Возвращаясь к теме привлечения силовых структур, отмечу, что любое их привлечение к проведению избирательного процесса чревато другими последствиями. Их вовлечение влияет на ход избирательной кампании. Те же прошедшие выборы губернатора в Иркутской области. В прессе прошел вброс по поводу негативного отношения к Левченко. В текущих выборах история повторяется, но уже с сыном Левченко. И в том, и в другом случае фигурирует полиция. И в данном случае, с моей точки зрения, полиция не является сторонним наблюдателем, а активным участником, и влияет на избирательный процесс. Если бы в этом решении ЦИК была четкая оговорка о том, что сама полиция не занималась политикой, как того требует закон, то это бы правильно.