Фонд «Петербургская политика» опубликовал декабрьский рейтинг устойчивости российских регионов. Итоги исследования прокомментировал эксперт Арсений Майоров.

— Я в который раз отмечаю профессионализм коллег из фонда «Петербургская политика». Откровенно говоря, у нас очень мало аналитического материала. И приятно, что именно коллеги из фонда, возглавляемого Михаилом Виноградовым, доказывают, что реальная аналитика существует даже в такой непростой период.

По поводу топ-30 событий месяца честно могу сказать, что если взять первые пять событий из представленных в рейтинге, то для северо-западного региона я бы немного изменил ранжирование. Сложно говорить в масштабах всей страны, но для Северо-Запада пятое событие – арест председателя совета директоров компании «Усть-Луга» Валерия Израйлита – действительно стало шоком. Это комплексная ситуация, которую сейчас предстоит понять, причем понять с точки зрения социально-экономических последствий, которые будут оказаны на регион.

Проект «Усть-Луга» достаточно амбициозный, является в прямом смысле слова долгостроем, он тяжело вынашивался, это ключевая история как для экономики Ленинградской области, Санкт-Петербурга, так и для всей России. И я бы поставил его несколько выше, чем критика главы Татарстана относительно распределения средств между регионами. Однако, тем не менее, в рейтинге события представлены сбалансировано. У нас более региональный взгляд на эти вещи.

Не могу не согласиться, что самым резонансным событием месяца стало крушение самолета ТУ-154 в городе Сочи. Я абсолютно уверен, что будет проведено самое детальное расследование в этом отношении, что будут названы все причины, более того, на уровне руководства страны было несколько раз заявлено, что этому расследованию будет оказано пристальное внимание. Рано или поздно мы узнаем, что же произошло на самом деле, и какие меры были приняты, чтобы такого не повторялось впредь.

Что касается распределения регионов по группам, то здесь, на мой взгляд, прежде всего учитывается влияние самого руководства на стабилизацию социально-политической ситуации в стране и в субъекте, наверное, оцениваются конкретные действие руководства региона по сглаживанию конфликтов и т.д.

Но, в принципе, я могу сказать, что это интересный подход при составлении рейтинга. Раньше во главу угла ставился довольно четкий критерий экономического результата деятельности в субъекте за определенный период. Сейчас мы видим, что рейтинг стал более комплексным. Это, с одной стороны, будет рождать, наверное, какие-то пересуды на тему того, насколько субъективна или объективна та или иная позиция. С другой стороны, мне кажется, в нынешней ситуации не хватает какого-то инструмента, методы для оценки действий, которые сложно измеримы.

При этом мы видим, что ситуация в конкретном субъекте действительно не отличается каким-то резонансом, все тихо и спокойно с точки зрения социальных проявлений, отсутствия протеста и т.д. Это действительно очень сложно измерить как-то объективно, однозначно, универсально. Но, тем не менее, я считаю, что такие попытки должны предприниматься. И очень приятно видеть, что коллеги пошли по этому пути.

У нас и так в настоящее время существует большое количество оценок социально-экономического положения именно с точки зрения экономики в субъекте, потому что непростое время рождает большое количество продукта именно аналитического со стороны цифр. И очень мало в это время аналитики с точки зрения политики как некоего процесса.

Отдельно хочу отметить нахождение Ленинградской области среди первой пятерки наиболее устойчивых регионов. Мне нравится, что мы находимся вместе с такими действительно сильными субъектами как Калужская область, Ямало-Ненецкий автономный округ.