7400661_3224889Центр политических технологий представил рейтинг «Политический класс России», расставляющий по влиятельности российских политиков, бизнесменов и общественных деятелей. 145 человек делятся на несколько групп влияния. Исследование специально для «Давыдов.Индекс» комментирует Дмитрий Орлов.

– Прежде всего, это неплохая проба пера. Для первого продукта, который сделан в этой сфере Центром политтехнологий, вполне достойно. Я могу судить об этом как человек, который выпускает восемь лет «Рейтинг влияния российских политиков» в «Независимой газете». Кстати, должен сказать, что, несмотря на то, что здесь заявлена достаточно сложная методика, в сравнении с нашим рейтингом по наиболее значимым пунктам значительных расхождений нет, что еще раз показывает адекватность того продукта, который делаем мы и который выпускает «Независимая газета».

Но у меня осталось несколько вопросов. Первый вопрос связан с тем, что в методике есть медиасоставляющая. Мне кажется, что медиаактивность политиков будет совершенно разная всегда. И она прямо не коррелируется с влиянием политиков. Приведу конкретный пример: медиаактивность Кадырова серьезно возрастает в периоды, когда падает его политическое лоббистское влияние, когда ему нужно мобилизовать какие-то свои возможности, ресурсы. И это характерно для многих деятелей, которые, видя падение своего влияния, пытаются его компенсировать медиаактивностью. Поэтому если ввести медиаактивность и присутствие в медиа как один из главных критериев, то это существенным образом искажает реальную картину влияния. Второе, что можно сказать конкретно по результатам рейтинга: на мой взгляд, то, что Николай Патрушев оказался лидирующим среди представителей силовой элиты, опережая даже Александра Бортникова, директора ФСБ, совершенно не соответствует реальности. Возможно, здесь сыграл свою роль медиаиндекс, возможно, подбор экспертов. На мой взгляд, Патрушев серьезно отстает по влиянию и от Бортникова, и от главы Следственного Комитета.

Мне трудно объяснить, почему в разделе «Партийно-парламентской элиты» Алексей Навальный опередил главу бюджетного комитета Макарова и еще нескольких серьезных представителей парламентской российской элиты. Это совершенно непонятно для меня. Реальное влияние Навального, который даже не является депутатом Государственной Думы, просто несопоставимо с влиянием серьезных парламентских российских лидеров. Я, честно говоря, затрудняюсь объяснить, чем это мотивировано.

В том же партийно-парламентском разделе Жириновский опережает Неверова. При том что Жириновский давно присутствует в политической элите, является лидером крупной политической партии, но если говорить о его влиянии хоть на принятие решений по стране в целом, хоть в федеральной элите, то оно заведомо ниже, чем у Неверова. Я бы сказал, что оно несопоставимо. В рейтинге, который публикуется в «Независимой газете, этот отрыв составляет минимум 15 позиций от Неверова. И это объективное мнение.

Еще хотелось бы обратить внимание на присутствие в рейтинге раздела «Лидеры мнений». Этот раздел представляется мне весьма надуманным. Во-первых, присутствующие в нем люди не сопоставимы по структуре своих занятий, по структуре публичной активности, по степени влияния. Раздел выглядит несколько искусственным. Если фигурантов, которые в него входят, разнести по другим разделам, то это было бы более разумное и логичное решение.

Я думаю, что сейчас многие коллеги, регулярно занимающиеся анализом ситуации в российской элите, выскажут много своих соображений, которые станут в дальнейшем разумным стимулом для коррекции самого продукта и его методики.