2d5dccb2Доля нефтегазовых доходов в бюджете России в марте упала до 28,5%. За счет провального марта в первом квартале нефтегазовая доля опустилась  до 34% – такого снижения не наблюдали с середины 2009 года.

Нефтегазовые доходы в 2016 году снижаются с каждым месяцем: в январе они составили 371 млрд рублей, в феврале – 317 млрд, в марте – 304,5 млрд. Средняя цена нефти Urals в первом квартале упала больше, чем в полтора раза к началу 2015 года – с 52,8 до 32 долларов за баррель.

Впрочем, на долю нефтегазовых доходов повлияла не только низкая цена на нефть, но и рост поступлений в 1,8 раза к февралю. Обычно в феврале происходит небольшое падение поступлений, которое покрывается в марте – это вызвано доплатой по налогу на прибыль, нюансами возмещения и уплаты НДС. Данные Минфина свидетельствуют: в марте от внутреннего НДС поступило больше 337 млрд рублей (к 93 млрд в феврале), собрано 64,3 млрд рублей налога на прибыль (вместо 18,7 млрд).

Опрошенные РБК аналитики говорят, что, если динамика доходов не изменится, то бюджету грозит серьезный секвестр. Чтобы достичь нормативного дефицита в 3% ВВП, придется сокращать 10-11% расходов. В Белом доме обсуждают возможность сдвига правок бюджета на полгода (октябрь вместо мая). Однако де-факто бюджет исполняется так, словно секвестр уже проведен.

 — Секвестирование расходов в 11% вполне может быть. Опять же все будет зависеть от динамики цен на нефть, никто ее предугадать не может. Если цены на нефть будут расти как сейчас, то можно говорить либо о секвестре, либо о выпуске каких-то ценных бумаг. Если цены на нефть продолжат ползучий рост, то разрывный цикл можно будет сократить. Какие-то расходы могут быть перенесены на конец года, для того чтобы лучше понять, какая ситуация у нас будет с бюджетом. Кроме того, у нас остаются средства резевного фонда национального благосостояния, – напоминает директор Центра исследований региональных реформ ИПЭИ  РАНХиГС Александр Дерюгин.

Министр финансов Антон Силуанов призвал на этой неделе уходить от сырьевой зависимости. Он отмечал, что нефть Brent подорожала на 50%, и это укрепило рубль, но этот рост является ценовым и сырьевым и обладает «плохим качеством».

Впрочем, эксперты уверены: на непопулярные меры в преддверии осенних выборов власти если и решатся, то будут действовать крайне осторожно.

— Когда в прошлом году объявили о необходимости оптимизации расходов в части сокращения неэффективных расходов на 5%, то имелись в виду не все направления расходования средств, а только те, которые не подпадали под несокращаемые. Это вопрос некоего политического выбора. Очевидно, что туда нельзя включать пенсии, пособия в силу принятых государством публичных нормативных обязательств. Сюда нельзя включить также выплаты по государственному долгу, что приведет к дефолту. В прошлом году разные направления расходования средств соответственно исключались и включались в потенциальные сокращения. Речь идет о расходах на национальную оборону, о расходах на сельское хозяйство, на реализацию антикризисных мер, – отмечает заведующий кафедрой факультета государственного управления РАНХиГС Владимир Климанов.

В федеральном бюджете сейчас заложена средняя цена нефти Urals в 50 долларов. В новом макропрогнозе Минэкономразвития базовый сценарий предлагается рассчитать по цене нефти 40 долларов за баррель. Окончательный вариант прогноза на следующей неделе рассмотрят на заседании правительства.