Компания Edelman (США) опубликовала доклад Edelman Trust Barometer 2018, в котором в частности говорится о росте доверия к традиционным СМИ и недоверии к информации из соцсетей. Исследование анализирует эксперт Дмитрий Лобойко:

Причин не доверять докладу компании Edelman нет. Но надо понимать, что фокус интереса исследования направлен в первую очередь на США и падение доверия к соцсетям — это в первую очередь об Америке. Для США и вообще Запада причины очевидны: легенды о так называемом русском вмешательстве в ход американских выборов, истории о российских “фабриках троллей” и отечественных хакерах, взламывающих переписку Хиллари Клинтон и других политиков, распиаренные fake news… При этом для западного общества чрезвычайно важна репутация, а социальные сети стали рассадником всех этих угроз. Показательно, что руководство Фейсбука отреагировало на эти тенденции вполне логично, изменив алгоритмы своей соцсети таким образом, чтобы общественно-политический контент уступил место реальным социальным связям. Это как раз борьба за возвращение репутации кампании даже ценой сокращения времени, проводимой в соцсети и падением стоимости акций. Так что доверие к Фейсбуку среди американцев и европейцев будет восстановлено. Уверен, зафиксированное падение доверия — временное явление, а не тенденция.
В России, увы, институт репутации работает значительно слабее. У нас, например, крупные чиновники могут не замечать и никак не реагировать на обвинения в коррупции и кумовстве, которые смотрят миллионы граждан — пользователей интернета.
Что касается кризиса доверия к государственным институтам, то это как раз тенденция и для Запада, и для России. Дональд Трамп, с которым исследователи связывают это падение, является не причиной кризиса доверия, а его хорошей иллюстрацией, спусковым крючком для общественного мнения. Западные интеллектуалы как минимум лет десять в качестве главной угрозы демократии называют рост популизма, объясняя этим явлением нарастание влияния правых партий и политиков, а также снижение доверия к государственным институциям.
Но популизм и кризис демократии могут быть связаны с тем, что английский социолог Колин Крауч называет постдемократией, то есть состоянием общества, в котором правящий класс воспроизводит сам себя практически минуя демократические процедуры. Люди во всем мире, не только в России, все чаще чувствуют свою отчужденность от принятия решений и понимают, что их участие ограничено лишь выборами, на результат которых влияет, как оказалось, слишком много факторов, кроме их волеизъявления. Все это приводит к кризису доверия как к институту выборов, так и к государственным институтам. Следствие — разобщенность, атомизация, снижение способности общественных групп к коллективным действиям. И на Западе, и в России.
Что касается институционального кризиса в России, о котором говорится в американском докладе, то оценки даны вполне адекватные, ожидаемые и, к слову, не сильно противоречащие оценкам того же “Левада-центра”, прокремлевского ВЦИОМ и других российских центров. Но низкий уровень доверия к институтам компенсируется доверием к персоналиям. В частности, к президенту страны.
Можно спорить о названии политического режима России, называя его авторитарным или гибридным, но очевидно, что кризис доверия к институтам власти для правящих групп нашей страны не только не является проблемой, но даже стал частью системы управления. Если коротко, то институты, которым доверяют граждане — это работающие институты, способные функционировать в независимом формате. Это неизбежно приводит к росту влияния отдельных ветвей власти, реальному разделению властей, а значит политической и экономической конкуренции. И — главное — неизбежно снижает роль отдельных личностей. В этом суть работы институтов. И в этом же огромная угроза для правящего класса нашей страны.
Иными словами, то, что для США, Канады, Западной Европы и некоторых других стран является серьезной проблемой и, как принято говорить, вызовом, на российской почве служит одной из опор власти.
Конечно, кризис доверия к общественным и государственным институтам в России тормозит развитие страны. Но это проблема общества, а не власти и, условно говоря, элиты.