113f40ede82348c464249b0cb882c283Минэкономики опубликовало новую редакцию прогноза на ближайшие три года. Впрочем, как и предыдущая версия, это не отличается оптимизмом – восстановления экономики, по крайней мере, существенного, ни в этом, ни в следующем году не предвидится. Для этого просто нет предпосылок.

Новый среднесрочный макропрогноз МЭР, как и прежний, несколько отстает от трендов – если прежняя версия во многом полагалась на цену нефти в 40-41 доллар, то этот – на индекс потребительского спроса, упавший в августе. Но ни тот, ни другой показатель пока не обнадеживают экономистов, хотя в министерстве предпочитают надеяться на лучшее.

«С середины 2015 года реальные зарплаты стабилизировались, а в этом году уже пошли вверх. Вслед за стабилизацией зарплат потребительский спрос также пойдет вверх. Ну и тот момент, когда мы увидели начало слабенького подъема в потребительском кредитовании, этот фактор также развернет потребительский спрос в сторону роста во втором полугодии”,— считают в МЭР.

При этом в министерстве не дают рецептов того, как оздоровить экономику и выйти на положительную динамику ВВП – апеллируют только к цифрам, которых надо достичь, чтобы все стало хорошо. «В 2017 году ожидается рост ВВП на 0,7-0,8%. Среднегодовые темпы роста в 2017-2019 годах должны вырасти до 1,5%. Понятно, что 1,5% очень мало, и мы по-прежнему будем терять нашу долю в мировой экономике, и фактически будем оставаться слабее. Поэтому для устойчивого развития страны нам необходимы темпы роста не ниже среднемировых, то есть хотя бы 3-3,5%», – отметил глава департамента макроэкономического прогнозирования Минэкономики Кирилл Тремасов.

Также глава МЭР Алексей Улюкаев подвел некий промежуточный итог – сейчас экономика уже не находится в состоянии рецессии, а, скорее, стагнации. Эксперты, кстати, не склонны критиковать новый прогноз МЭР. Они говорят, что все идет, как надо, и в ближайшие три года экономика оживится – как минимум в связи с ростом цен на нефть – на 1,3% в год. «Можно говорить о росте экономики, но положительный эффект будет виден не сразу, – рассказал руководитель развития продуктов конструктора путешествий Timescenery Валерий Беспалов. – Мы наблюдаем тщательное планирование и выбор выгодных с экономической точки зрения направлений. По статистике ВЦИОМ, траты на отдых этим летом на 3% больше, чем в прошлом году. Эта тенденция говорит о том, что у населения есть средства на дополнительные расходы, которые постепенно будут возрастать».

С другой стороны, мнения экспертов относительного того, как быстро выправится экономическая ситуация, расходятся. Слишком серьезно было влияние кризиса. «Последствия, которые были вызваны серьезными потрясениями экономики, вряд ли удастся ликвидировать в ближайшей перспективе. Дефицит бюджета на 2017-2019 год составит порядка 6 трлн рублей», – отмечает вице-президент «Деловой России» Татьяна Минеева.

И, как известно, пока гасить дефицит бюджета нечем – средства резервного фонда подходят к концу и, по прогнозам экспертов, иссякнут к началу 2017 года, и для покрытия дыры в казне придется пользоваться средствами Фонда национального благосостояния. В этом свете оптимизм МЭР кажется несколько неуместным.

Ну, как-то так.