В конце сентября вступят в силу изменения в ФЗ “О банках и банковской деятельности”, обязывающие банки блокировать карты и счета клиентов в случае выявления подозрительных операций по ним.

Поправки вступят в силу через 90 дней после подписания президентом закона об их внесении (27 июня). В соответствии с ними блокировка карт в случае проведения “операции, соответствующей признакам осуществления перевода денежных средств без согласия клиента”, или попросту попытки кражи средств, станет не правом (как сейчас), а обязанностью банков.

Карты будут блокировать на срок до 2 дней. При этом сотрудник банка должен будет уведомить владельца карты о приостановке операций по телефону или электронной почте и запросить у него подтверждение операции, которую сочли подозрительной. Если подтверждение будет получено, операцию проведут и карту разблокируют. Если клиент не даст подтверждения, карту “разморозят” спустя 2 дня.

Помимо карт, принадлежащих гражданам, в законе предусмотрены меры и по работе с подозрительными операциями по счетам юридических лиц. Разумеется, там схема более сложная. В случае обнаружения несанкционированного списания средств компания уведомляет об этом свой банк, который в свою очередь направляет в банк, куда ушел платеж, уведомление о приостановлении зачисления средств на счет компании-получателя. Приостановка может продлиться до 5 банковских дней. За это время получатель должен по требованию своего банка предоставить подтверждение обоснованности платежа. Если получатель сможет подтвердить, что средства действительно предназначались ему, их зачислят на его счет. Если нет — их вернут плательщику. В случае, если компания-плательщик поздно заявила о необоснованном платеже и деньги уже зачислены на счет получателя, т.е. приостановка операции невозможна, банк получателя уведомляет об этом банк плательщика. При этом в законе указано, что компания-плательщик не вправе требовать со своего банка компенсации списанных средств.

Данные поправки были инициированы Банком России в целях борьбы с кражей средств со счетов граждан и юридических лиц. По данным, которые приводит “Российская газета”, только в 2016 году в России было совершено около 300 тысяч несанкционированных операций с платежными картами граждан на общую сумму более 1 млрд рублей. Сейчас каждую неделю совершается несколько тысяч (только в Сбербанке — до 8-9 тысяч) попыток хищения средств с принадлежащих гражданам карт — как посредством мошенничества с целью выманивания у людей логинов и паролей либо пин-кодов, так и с помощью DDoS-атак на компьютерные системы банков.

В законе отмечено, что “признаки осуществления перевода денежных средств без согласия клиента устанавливаются Банком России и размещаются на его официальном сайте”. Также банки будут обязаны сообщать в Банк России “обо всех случаях и (или) попытках осуществления переводов денежных средств без согласия клиента” — эта информация будет аккумулироваться в особой базе данных, которой смогут пользоваться в установленном порядке все банки.

Пока что критерии, исходя из которых банк сможет признать операцию подозрительной, находятся в стадии разработки. Банк России должен завершить ее до вступления поправок в силу, т.е. менее чем через 3 месяца. Как пояснил и.о. директора департамента информационной безопасности Банка России Артем Сычев, в разряд подозрительных точно включат многочисленные переводы от юрлица множеству физлиц в другие регионы, а также платежи с непонятным назначением.

Сейчас, пока нет точного списка признаков подозрительной операции, звучат самые разные предположения о том, какие критерии в него войдут. Так, называют “нетипичные” переводы, т.е. такие, которых владелец карты ранее не совершал. Также эксперты считают, что может быть определен и список операций, которые по умолчанию не будут восприниматься как подозрительные — например, переводы между родственниками либо переводы на незначительные суммы.

Нововведения оценивает финансовый эксперт, руководитель пресс-службы Ассоциации кредитных и финансовых организаций Республики Башкортостан Дмитрий Рудзит:

Действительно, перечень причин, по которым можно усомниться в чистоте платежа, достаточно большой. С одной стороны, определение подозрительного платежа — чисто оценочная вещь, то есть будут сидеть специалисты и решать насколько платеж действителен. Здесь очень много будет зависеть от качеств человека, определяющего степень платежа. Есть риск уйти в субъективизм. Это уже закладывает определенный минус. Есть плюс — контроль. <…> Да, безусловно, государству нужны деньги. Очень большие суммы ушли в тень, в том числе методом проведения серых, сомнительных платежей, которые прошли мимо казны, мимо налогов и мимо бюджетников. В этом смысле идея ЦБ проверять платежи — здравая, но как она будет реализована на практике, сказать трудно.

Кандидат экономических наук Евгений Змиев (Краснодар) отмечает, что эти поправки могут создать серьезные проблемы для предпринимателей:

Скорее всего, предлагаемый пакет мер усилит административную нагрузку на бизнес либо заставит кампании оправдываться большим количеством документов, чтобы доказать, что они белые и все делают правильно, в ином случае транзакции будут заблокированы полностью. Если вдуматься в вопрос, то всегда борьба за безналичный расчет представлялась как абсолютно прозрачная, и вдруг ЦБ начинает еще усиливать меры контроля, блокировки и прочее. В безналичных платежах и так видно, кто, когда и откуда отправлял деньги, история платежей сохраняется. По подозрительным фактам и так можно разбираться. Блокирование платежей будет создавать проблемы для бизнеса, нежели противодействовать отмыванию доходов. <…> Это неправильная практика. Она требует более внимательного пересмотра и снятия административных барьеров в отношении денежных расчетов.

Кандидат экономических наук, профессор РАЕ Дмитрий Минин (Великий Новгород) ставит под сомнение целесообразность озвученных в законе мер:

Предложения ЦБ в отношении подозрительных платежей считаю спорными. <…> Блокировать небольшие платежи физлиц довольно глупо. Понятно, что в нововведениях ЦБ четко просматривается цель борьбы с теневой экономикой, но лучше начать все-таки с больших финансовых потоков. Платежи на сумму до 30 тысяч вообще не стоит отслеживать. <…> Мы движемся к цифровой экономике, а получается, что все требования и запреты тормозят это движение. Есть риск, что борьба с подозрительными платежами может дать обратный эффект: люди перейдут от расчета карточками к расчету наличными деньгами.