машиноИнститут Гайдара и РАНХиГС начали обсуждать концепцию «вечной стагнации» в промышленности. Эту догадку в начале апреля высказала зампред ЦБ Ксения Юдаева, теперь ее вероятность оценивают эксперты. Под «вечной» стагнацией имеется в виду ее протяженность на годы, но не десятилетия.

По сценарию, о котором говорила госпожа Юдаева, экономика будет развиваться даже не по консервативному сценарию. Долгосрочное замедление роста экономики в этом случае будет вызвано отсутствием ряда факторов – защиты и привлечения инвестиций, стимулирования сбережений и роста производительности труда.

Экономисты оценивали как вероятный вариант возможность стагфляции – смесь между нулевым ростом ВВП и инфляцией на уровне 10-15% годовых. Однако в этой концепции авторы предпочитают сценарий дефляции.

Отечественная промышленность проявляет большую устойчивость к шокам, чем принято думать, считает Сергей Цухло из Института Гайдара. Индекс адаптации показывает, что «кризис» 2014-2016 годов на фоне 2008-2009 и 1998-1999 годов практически незаметен. 87% компаний  в области машиностроения называют ситуацию «нормальной», а в пищепроме уровень оптимизма выглядит даже выше, чем перед предыдущим кризисом. Производственники уже полагают, что текущий кризис можно считать завершенным.

Впрочем, выход из него не означает автоматического перехода к росту — не исключено, что начнется как раз «вечная стагнация». Медленный рост возможен только в добыче – остальные крупные отрасли (в том числе обработка, оптовая торговля, строительство) покажут или уверенный спад, или как минимум начнут стагнировать.

Экономисты отмечают, что стабилизация промышленного спада в первом квартале 2016 года вызвана лишь краткосрочным положительным эффектом от девальвации рубля 2014-2015 годов. Если он перестанет влиять в ближайшее время, то уже со второго квартала стагнация окажется неизбежной. Текущие цены на нефть лишь подчеркивают, что факторы, гарантирующие защиту от «вечности» этой стагнации, сейчас отсутствуют.

Скверный для российской промышленности сценарий реализуется после прекращения влияния девальвации на промышленный рост. Впрочем, в этом случае и новая модель существования российской экономики может включать в себя новый этап девальвации. По крайней мере, исключить эту вероятность невозможно.