Действующий состав избирательной комиссии Самарской области был сформирован в декабре 2016 года. Работу комиссии оценивает эксперт Дмитрий Лобойко:

Избирательную комиссию Самарской области, как и любой другой региональный избирком, сложно назвать самостоятельным и независимым органом. В этом нет ничего удивительного, поскольку комиссия формируется губернатором, подконтрольной губернатору Самарской губернской думой и такими же несамостоятельными реготделениями партий, которые едва ли не официально координируются вице-губернатором Самарской области Дмитрием Овчинниковым.
При этом система избирательных комиссий не работает как вертикальная структура: участковые и территориальные комиссии, где, как правило, осуществляется вся грязная работа по корректировке итогов волеизъявления граждан, по факту никак не зависят от облизбиркома.
Важно также и то, что участковые избирательные комиссии, формируемые сегодня на пять лет, а не под конкретные избирательные кампании, как раньше, также не являются объективными и независимыми органами. Преимущественно они состоят из государственных и муниципальных служащих, а также из работников компаний, руководство которых близко руководству региона. В сельских районах нередко можно наблюдать картину, когда в составе одной УИК находится сразу несколько членов одной семьи. Это можно судить по именам и фамилиям в официальных опубликованиях состава комиссий. А вот об ангажированности органам власти или бизнес-структурам, которые однозначно есть, говорить сложно, так как данные о месте работы членов УИК не публикуют. Это неправильно, так быть не должно. Конечно, это влияет на качество работы избирательной системы, которая не является прозрачной и не вызывает доверия ни у кандидатов, ни у избирателей.
Конечно, облизбирком во время выборов проводит встречи с представителями партий. При областной избирательной комиссии есть странная структура под названием “молодежный избирком” и ряд других образований. Но брать эту пиар-деятельность за основу оценки эффективности работы комиссии, на мой взгляд, нелепо.
Показатель эффективности — доверие партий, кандидатов, наблюдателей и избирателей к этой институции. А вот этого как раз недостаёт. Можно вспомнить постоянные скандалы, связанные с работой комиссии в Железнодорожном районе Самары или расформирование ряда УИК в селе Рождествено Волжского района. Можно сказать, что не все скандалы связаны напрямую именно с областной комиссией, большая их часть — плоды стараний нижестоящих комиссий. Но это значит, что облизбирком не контролирует ситуацию. Разве его роль должна быть сугубо декоративной?
Справедливости ради стоит отметить, что облизбирком — не монолитная структура и в ней есть два неформальных центра. Первый ориентируется на председателя Вадима Михеева, второй — на Алексея Солдатова, заместителя председателя. Хотя их обоих рекомендовала Центральная избирательная комиссия, в регионе они считаются, скажем так, представителями разных групп влияния.
Избирательной комиссии сейчас не хватает реальной, а не показной публичности и открытости, а также влияния и ответственности в отношении территориальных и участковых комиссий. На сегодняшний день избиркомы могут вести себя практически абсолютно “отмороженно” и не нести никакой реальной ответственности, максимум, что может случиться — кто-то из членов комиссии не самого высокого уровня будет выведен из её состава и на его место придет другой статист.