Администрация президента рекомендовала не нагнетать явку на губернаторских выборах 10 сентября в ряде проблемных регионов, сосредоточившись на обеспечении победы “кандидатов Кремля”.

По данным близких к АП источников Znak.сom, всего регионов, где может сработать “проблемный” сценарий выборов, набралось 5: Республика Бурятия и четыре области — Свердловская, Калининградская, Кировская и Ярославская. Там у ставленников федерального центра могут возникнуть сложности на выборах в случае высокой явки, поэтому этим регионам рекомендовано не усердствовать в привлечении людей на участки и сосредоточиться именно на выборном процессе.

 

Отметим, что только в одном из названных регионов на выборы от “партии власти” пойдёт действующий губернатор, сейчас пребывающий в статусе и.о. — это Евгений Куйвашев в Свердловской области. Остальные четверо кандидатов в губернаторы — новички, назначенные вместо отправленных в отставку предшественников в период с лета прошлого по весну этого года. Среди факторов, которые могут негативно повлиять на ход событий в этих регионах, источники Znak.сom называют плохое электоральное наследие и скрытое либо явное недовольство местных элит новыми назначенцами, которое может повлечь их объединение вокруг главных конкурентов “основных кандидатов”.

 

Самым проблемным регионом в этой пятёрке собеседники издания называют Бурятию. Напомним, там обязанности губернатора сейчас исполняет Алексей Цыденов. Один из источников говорит:

В Бурятии против нового губернатора уже формируется единый оппозиционный фронт из местных элит, и пока его расколоть не удалось. При этом технологов, которые умели бы выравнивать межэлитные коммуникации, в команде Цыденова нет.

По словам источника, наиболее вероятный конкурент Цыденова, на которого могут сделать ставку республиканские элиты — глава регионального отделения КПРФ Вячеслав Мархаев, сейчас представляющий в Совете Федерации соседнюю Иркутскую область. Отметим, что о возможности выдвижения Мархаева кандидатом в губернаторы от КПРФ уже неоднократно писали и местные, и федеральные СМИ.

 

В Ярославской области причиной возможного недовольства местных элит новым главой региона Дмитрием Мироновым стало то, что он, сам будучи “варягом”, привёл на ключевые посты очень много чиновников из других регионов, в частности из Московской области. И даже вести избирательную кампанию врио губернатора будут не местные, а московские технологи. На почве этого сейчас формируется достаточно широкий антигубернаторский фронт, к которому примкнули и некоторые местные единороссы. Другим фактором риска в этом регионе может оказаться нестабильная обстановка в региональном отделении ЕР.

 

В Свердловской области в отношениях власти с элитами по сравнению с остальными регионами “проблемной пятёрки” всё более или менее гладко. Риск для Евгения Куйвашева заключается в том, что его конкурентами могут стать достаточно известные как на местном, так и на федеральном уровне оппоненты. В первую очередь это глава областного центра Евгений Ройзман, о готовности выдвинуть которого уже заявила партия “Яблоко”, и замглавы фракции СР в Госдуме Александр Бурков, которого называют наиболее вероятным кандидатом в губернаторы от эсеров. Меньше беспокойства Куйвашеву доставят потенциальный кандидат от КПРФ, московский банкир Алексей Парфёнов, и депутат регионального заксобрания Михаил Зубарев, который может стать кандидатом от ЛДПР.

 

У врио главы Калининградской области Антона Алиханова сложности могут возникнуть не только из-за отсутствия нормального контакта с местными элитами. Пытаясь создать себе репутацию “нормального человека во власти”, он делает немало правильных в общем-то шагов, но при этом допускает и обидные ошибки, которые, получая резонанс не только внутри региона, но и за его пределами, становятся заметными провалами, после которых приходится тратить много усилий на восстановление положения.

 

В Кировской области тоже есть поводы для беспокойства. Там известны имена уже двух будущих конкурентов врио губернатора Игоря Васильева, причём оба от коммунистов: от КПРФ на выборы пойдёт депутат заксобрания Кировской области Сергей Мамаев, а от “Коммунистов России” — секретарь областного отделения партии Николай Барсуков. Также возможно выдвижение единого кандидата от нескольких оппозиционных партий — ЛДПР, СР и т.д. Кроме того, появились слухи о том, что одна из оппозиционных партий собирается разыграть старый сценарий с “двойником” и сейчас ищет полного тёзку Васильева, чтобы выдвинуть его на выборы с целью получения от областной администрации неких преференций за снятие кандидата.

 

В общем, и в самом деле у каждого из пяти будущих кандидатов в губернаторы от “партии власти” есть серьёзные факторы риска, отвлекаться от которых на обеспечение высокой явки опасно. Конечно, выделение этой пятёрки не означает, что в остальных 11 регионах всё спокойно — это скорее указание на особо критичные, “выдающиеся” в негативном смысле регионы. Ну и, наверное, своеобразный намёк со стороны АП на то, что в осенних кампаниях важнее будет всё-таки не явка, а конечный результат. Правда, тут возникает один нюанс: допущение низкой явки предполагает сокращение разного рода издержек на кампанию и в том числе, скорее всего, слабую поддержку “кандидатов Кремля” федеральным центром. А это в преддверии основных выборов в марте 2018-го вряд ли хорошо.

 

Своим мнением о значении явки на выборах делится глава Уральского отделения ФоРГО, секретарь Общественной палаты Свердловской области Анатолий Гагарин:

Все проблемы низкой явки — это, наверное, характеристика тех регионов, где нет конкуренции, где нет прогнозируемого конкурентного противостояния каких-либо оппонентов. Соответственно, там, где есть или хотя бы каким-то образом вырисовывается конкуренция, явка будет такая, какая она должна быть. <…> Есть просто такой миф, что низкая явка свидетельствует о том, что выборы малолегитимные и кандидат, который побеждает в отсутствии конкуренции, при низкой явке, не очень легитимен. <…> Это совершенно неправильное представление, потому что должна быть та явка, которая соответствует характеру избирательной кампании, вне зависимости от того, сколько будет в процентах, так как механическим путём высчитать это невозможно. Это можно зафиксировать как данность: пришло такое-то количество человек. <…> Требовать от регионов, чтобы они повышали или понижали явку, на мой взгляд, совершенно нецелесообразно. Я думаю, что кураторы к этому же, вполне основанному на здравом смысле выводу и пришли.

 

Ярославский политолог Александр Миклин считает такое решение АП правильным:

Очень разумное, на самом деле, решение. Надо “сушить” явку, потому что при таком подходе бюджетники, административный ресурс, силовые структуры, чьи голоса я оцениваю примерно в 20-25%, безусловно, придут на выборы. И за счёт этого процент врио губернатора повысится. Протестники останутся дома с установкой “И так всё решено, какой смысл идти!”, особенно при безальтернативном сценарии. Люди же всё понимают. Они видят, что в Ярославской области идёт главный кандидат и два технических, которые наберут по 10-15%. <…> Протестники при такой ситуации, при “сушке” явки остаются дома, и за счёт этого (это простая арифметика за 2-3 класс) нужная кандидатура получает достаточно высокий процент.

 

О том, как складывается предвыборная обстановка в Бурятии, рассказывает обозреватель сайта “Новая Бурятия” Сергей Басаев:

На самом деле лидер коммунистов Вячеслав Мархаев достаточно популярен в Бурятии. Если бы Наговицын не ушёл в отставку в феврале, то у Мархаева был бы реальный шанс выиграть у него выборы. Сейчас шансы победить у Мархаева в принципе сохраняются, на выборах в сентябре он как минимум способен набрать приличный процент голосов. Однако с победой Мархаева в Бурятии надежд особо не связывают, потому что есть определённая “обречённость” предстоящих выборов. Все понимают, что победит Цыденов, поскольку он человек президента. <…> Даже несмотря на то, что Вячеслав Мархаев является единым кандидатом от оппозиции, шансы на выигрыш у него не очень велики. Вполне резонно, что высокая явка на выборах главы республики будет играть на Вячеслава Мархаева. Именно с этим связана установка Кремля о ненагнетании её.