Минфин анонсировал масштабные сокращения госслужащих по всей РОссии, которые начнутся в 2020 году. В общей сложности будут уволены 15% чиновников.

Сокращения будут проводиться в рамках реформы государственной службы, рассказала первый замминистра финансов Татьяна Нестеренко, выступая на коллегии казначейства. Так, центральный аппарат власти претерпит сокращение на 10%, штат чиновников территориальных органов власти — на 5% с 2020 года, еще на 10% через год.

— Почему территориальные органы 15%, а центральный аппарат 10% – потому что у территориальных органов мы в большей степени видим вопросы специализации, централизации, деления на фронтофисы и бэкофисы, пересмотр вопросов юридического лица террорганов и так далее – там намного больше есть потенциал, — рассказала Нестеренко, слова которой приводит ТАСС.

По ее словам, сокращение госслужащих необходимо в том числе для того, чтобы найти ресурсы на изменение оплаты труда.

Кроме того, Минфин предложил поднять до 60% от ФОТ постоянную часть оплаты труда госслужащих, снизив «плавающую» стимулирующую часть до 40%. Как уточнила представитель Минфина, перед правительством стоит задача повысить зарплаты служащих до конкурентного уровня в экономике, добавляет «Коммерсант».

— Мы примерно оценили этот конкурентный уровень в системе государственной службы, обсудили это на комиссии по государственному управлению при президенте и в правительстве — и, в принципе, решения такие приняты. Но без оптимизации численности такие решения никак не могут быть реализованы, на это требуется много денег. Сейчас эта пирамида перевернута, — пояснила Татьяна Нестеренко.

Сокращение части госслужащих и повышение их зарплат станут только первым шагом реформы госуправления. Нестеренко сообщила, что сейчас минфин готовит реестр полномочий госорганов. Он позволит выявить дублирование их функций, а также разделить административно-властные и гражданско-правовые полномочия.

За последнее информация о сокращении аппарата чиновников говорят не впервые. В начале марта «зачистка» среди госслужащих анонсировало издание Ura.ru. По его данным, сокращения связаны с тем, что аппарат госслужащих по-прежнему слишком сильно раздут и его сокращению не помогли предыдущая серия отставок.

Впрочем, во многих случаях сокращения окажутся фиктивными: служащие будут переведены в создаваемые корпорации развития, а также в экспертные центры при местных правительствах, отмечало издание.

При этом, в сентябре 2018 года сообщалось, что правительство в 2019 и 2020 годах резко увеличит расходы бюджета на «материальную мотивацию» чиновников. На эти цели предлагается выделить 138,6 млрд рублей в 2019 году и 208,9 млрд рублей в 2020 году. Это на 39 млрд рублей и 109 млрд рублей соответственно больше, чем в действующем законе о бюджете. В 2021 году на материальную мотивацию госслужащих предлагается выделить 284,4 млрд рублей.

Кандидат экономических наук, доцент кафедры менеджмента им. И.П. Поварича Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования “Кемеровский государственный университет”, руководитель Регионального центра предиктивной бизнес-аналитики Анатолий Акулов рассуждает об экономическом эффекте от сокращения количества чиновников:

Сокращение численности работников, безусловно, является стандартным приемом экономии расходов работодателя. Это особенно присуще нашей экономике, где именно заработные платы сокращают в первую очередь.

Однако в органах власти сокращение численности служащих может вызвать дополнительные расходы. Какие-то работы, ранее выполнявшиеся штатными служащими, могут быть переданы на аутсорсинг, что не всегда сокращает общие расходы.

Полагаю, часть должностей при сокращении государственных служащих как таковых будет переведена в категории, не относящиеся к должностям гражданской службы. Экономия на зарплате и других компенсационных выплатах может и не быть в этом случае значительной. Словом, можно сократить персонал, но работа-то никуда не денется, ее надо выполнять, и не всегда удается выполнить тот же объем меньшим числом. Следовательно, расходы вновь проявятся.

Экономист, политолог, эксперт Фонда развития институтов гражданского общества “Народная Дипломатия” Алексей Живов подробно рассказал о специфике современного государственного аппарата:

Приметой последних 18 лет в политико- административном управлении нашего государства являлся необузданный рост количества чиновников на всех уровнях. На данный момент российский бюджет и каждый налогоплательщик содержит более пяти миллионов чиновников.

Безусловно, для того чтобы сделать зарплату рядовых чиновников более конкурентной на рынке, необходимо проводить сокращения. Здесь важно понимать, каким образом пойдут сокращения чиновничьего аппарата. Если начнут сокращать рядовых служащих, то я не думаю, что это будет полезно для государства.

Если же всё-таки сокращения преимущественно коснутся чиновников среднего и особенно высшего звена, то, безусловно, это возымеет положительный эффект. Высвободятся довольно большие ресурсы для повышения оплаты труда сотрудников госслужб.

Доктор экономических наук, профессор кафедры мировой экономики и экономической теории Волгоградского государственного технического университета (Волгоград) Лариса Шаховская рассуждает о том, что Минфин заявил о предстоящем в 2020-21 годах масштабном сокращении госслужащих:

Еще с советских времен конца 1980-х годов, то есть незадолго до распада Советского Союза, мне запомнились такие данные: в соревновании капитализма с социализмом, если наша страна и сравнялась по каким-то показателям развития с Соединенными штатами Америки, то это по количеству чиновников на душу населения, более того, по этому показателю мы ухитрились догнать и даже перегнать их!

С тех пор не только у нас, но и во всем мире, мало что изменилось: государственные служащие – это та социальная прослойка, которая обладает уникальной способностью воспроизводить сама себя в расширенных масштабах!

Причина этого, как ни странно, в нас самих: в соответствии с теорией «Общественного выбора», граждане любой страны сами делают такой выбор, устраняясь от контроля за условиями своей жизнедеятельности, и, перекладывая многие контрольные функции на плечи государства.