Конституционный суд РФ подтвердил, что правообладателями электронных писем являются их отправители. Однако не обошлось без ограничений.
Эксперт Дмитрий Чернов поддержал решение КС:
Полностью нельзя защитить переписку только потому, что она передаётся в машинный код и хранится. Вопрос только в том, как она шифруется и можно ли ее расшифровать. К сожалению, мало кто читает пользовательские соглашения с почтовыми службами, в которых прописаны все условия по использованию писем.
Я поддерживаю КС, который ещё раз подчеркнул, что личная переписка граждан является их собственностью и не подлежит раскрытию. Когда тот же господин Сушков пересылал себе письма, он чётко понимал, что нарушает корпоративные моменты. Я думаю, что попался он корпоративной службе защиты, которая хранит коммерческие и персональные данные, за которые отвечает работодатель. Безусловно, Сушков понёс наказание заслужено, а вот то, что его данные раскрываются и показываются – это не совсем верно. Вопрос в том, что можно раскрыть данные общего характера, но персональные данные не в коем случае раскрытию не подлежат. Есть личная тайна, и мне бы, конечно, не хотелось, чтобы мою переписку мог легко вскрыть любой желающий и посмотреть, что же я там пишу. Если есть какие- то подозрения или претензии к человеку, то проверить можно, но на это надо получить его согласие. 
У нас в стране сейчас настолько сложные общественные отношения, что урегулировать их в полной мере законодательно не получается при всём желании. Мы принимаем закон о конфиденциальности и тут же вынуждены принимать особые постановления, потому что они могут помешать национальной безопасности. Мне больше нравится тезис: “Свобода отданного человека заканчивается там, где начинается свобода другого”. Когда человек идёт на какие-то действия, он должен чётко понимать, кому они могут помешать. Забирая коммерческую тайну на свой личный ящик, не обеспеченный службой защиты, нужно понимать, что можно нанести ущерб всей компании.