Эксперт Алексей Басков рассуждает о том, что в Екатеринбурге проходят акции протеста против строительства храма на месте городского сквера:

Забор. Именно из-за него все началось. В одно прекрасное майское утро в небольшом скверике в центре города появился забор. Ни для кого не стало секретом, зачем он нужен — «медные короли» из РМК и УГМК мечтают построить в центре Екатеринбурга большой храм.

И противостояние с горожанами длится уже почти десятилетие. Первая попытка построить церковь на Площади труда была предпринята в 2010 году. Для понимания: Площадь труда — это тротуар вокруг фонтана, в диаметре она не превышает пятнадцати метров. Из-за протестов от идеи снести фонтан отказались, но не отказались от идеи храма.

Тогда возникла идея воткнуть храм прямо в городской пруд. Екатеринбургский городской пруд – это небольшая акватория чуть больше половины квадратного километра. Это уже был 2018 год. И опять жители города начали активно протестовать — несколько выходных подряд горожане выходили обнимать пруд, брались за руки и выстраивались цепочкой вдоль берега пруда. 2019 год. И вот опять.

Причина конфликта, на мой взгляд в том, что тот один процент населения страны, что владеет пятьюдесятью процентами национального богатства, не понимает оставшиеся 99 %. Сытый голодного не разумеет. Владелец РМК, занимающий 33 место в списке Форбс, Игорь Алтушкин, как мне кажется, искренне уверен, что он делает благое дело.

Он не понимает, как может быть кто-то против строительства храма. Человек, купивший бывший особняк Мадонны в Лондоне, из-за высоких лондонских заборов конечно не видит, чем живут простые люди. Горожан и «медных королей» разделяет не просто забор, охраняемый членами академии единоборств РМК, разделяет пропасть.

И кто может преодолеть эту пропасть? Губернатор области Евгений Куйвашев сделал попытку начать переговоры. Но он не раз заявлял, что является сторонником строительства храма и, значит, он не сможет быть третейским судьей.

В Екатеринбурге, да и не только в Екатеринбурге, я не вижу ни людей, ни институтов, которые бы могли проложить мосты между разными сторонами. Нет фигуры, которая бы смогла сыграть роль Махатмы Ганди или Мартина Лютера Кинга. Выходит, единственный выход — налаживать институты, которые бы помогали находить компромиссные решения, снимать противоречия.

И даже не знаю, какой вариант более реалистичен — дождаться появления институтов в стране с тотальным ручным управлением, или дождаться рождения в наших палестинах «великой души»?