Федеральный бюджет в первом полугодии исполнен с профицитом в 877 млрд рублей (1,9% ВВП). Доходы превысили расходы впервые с 2014 года. Год назад дефицит бюджета составлял 1,2% ВВП, два года назад — 4%.

По итогам всего 2018 года профицит федерального бюджета может составить 1,2 трлн рублей (2,2% ВВП) — впервые с 2011 года. Правда, Минфин РФ пока более сдержан и говорит о профиците в 0,5%. Пока, потому что подписанная президентом 3 июля новая редакция закона о бюджете уже признана устаревшей, поскольку рассчитана на основе еще мартовского макропрогноза Минэкономики и не учитывает ни апрельских санкций, ни майского указа президента, сообщает “Коммерсант”.

При этом первый вице-премьер правительства РФ Антон Силуанов отмечает, что при сохранении высоких цен на экспортируемое сырье итоговый профицит 2018 года может быть и выше. По его словам, показатель может быть скорректирован в cторону увеличения в ходе рассмотрения поправок в бюджет осенью.

Добавим, что с начала года в казну поступило 8,629 трлн рублей, или 56,6% к общему объему доходов, утвержденному в законе о бюджете на 2018 год. Расходы федеральной казны составили 7,751 трлн рублей (47%). Нефтегазовые доходы на подросшей в цене нефти за шесть месяцев исполнены уже на 72% от годового плана.

Как и раньше, на объеме собранных нефтегазовых доходов позитивно отразилась благоприятная конъюнктура нефтяного рынка. При средней цене Urals в первой половине года в $68,83 за баррель и среднем курсе рубля 59,27 рублей за доллар, рублевая цена барреля российской нефти за полугодие составляла 4,1 тыс. рублей. Номинально это оказалось даже больше, чем было в докризисном 2013 году (3,4 тыс. рублей).

В докладе Минфина отмечается, что нефтегазовые доходы по-прежнему собираются быстрее ненефтегазовых, объем которых пока составляет менее 50% от годового плана.

В июне расходы федерального бюджета составили 1,4 трлн рублей, расходы — 1,7 трлн рублей.

Добавим, что в начале июня глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин заявил, что профицит федерального бюджета в 2018 году будет выше 1% ВВП. “С учетом волатильности цены на нефть, конечно, может быть, нужно брать более умеренные показатели, но для нас очевидно, что профицит бюджета по итогам года будет явно больше 1% ВВП”, — отмечал он (цитата по РИА “Новости”).

Напомним, в новой редакции бюджета-2018 годовые ожидания по доходам увеличены с 15,26 трлн до 17,07 трлн рублей При этом почти все увеличение приходится на нефтегазовые поступления — плюс 1,755 трлн рублей, новых ненефтегазовых сборов в общей сумме допдоходов лишь 60 млрд рублей.

Ранее бизнес-омбудсмен Борис Титов заявлял, что за три предстоящих года суммарный профицит бюджета может составить 2,8 трлн рублей. “Однако сейчас “нефтяные” дополнительные доходы бюджета не тратятся на финансирование, а конвертируются в валюту и аккумулируются на валютных счетах Минфина в Центробанке. Причина в том, что наши власти помнят 1998 год, поэтому раздувать долг и тратить резервы боятся”, — отмечал он.

Своим мнением об улучшении показателей бюджета делится доктор экономических наук, профессор кафедры менеджмента Самарского государственного экономического университета Артем Кривцов:

Формирование сбалансированного бюджета является целью любого правительства и смотрится очень позитивно. <…> Однако стоит задуматься, какие есть пути достижения подобных показателей. Их на самом деле два: рост доходной части и сокращение расходов. Правительство РФ использует оба возможных источника. С одной стороны, увеличивается наполняемость бюджета за счет увеличения налоговой нагрузки, с другой — существенно сокращаются статьи расходования средств (чаще затрагиваются выплаты в бюджетной сфере). Повышение налогов влечет за собой снижение экономической активности населения, что в конечном счете тормозит экономику и может быть препятствием для формирования бюджета в следующем периоде. Сокращение расходов влечет недовольство население и также формирует отрицательные настроения.

Доктор экономических наук, профессор кафедры финансов и учета Института экономики и менеджмента Томского государственного университета отмечает, что невозможно однозначно охарактеризовать влияние профицита бюджета на экономику:

Профицит бюджета может иметь как положительное, так и отрицательное воздействие. Если большие доходы используются для развития реального сектора экономики, создания условий для повышения инвестиционной привлекательности территорий, повышения уровня и качества жизни людей, ликвидации последствий непредвиденных ситуаций, техногенных и природных катастроф, при этом государство финансовые ресурсы грамотно и эффективно размещает в доходные финансовые инструменты для защиты их от инфляции и получения стабильного и высокого доход — все это имеет положительный эффект. <…>
В ситуации профицита, хотя он и небольшой, в 1,9% ВВП, или 877 млрд руб., рекомендуется следующее. Первое — на законодательном уровне утвердить направления и стандарты использования профицита бюджетов всех уровней бюджетной системы РФ, установить персональную ответственность лиц, отвечающих за их использование, и информировать общественность о фактах эффективного либо неэффективного использования бюджетных и внебюджетных средств. Второе — создавать условия для долговременного устойчивого экономического роста, а не надеяться на благоприятную конъюнктуру цен на сырьевые товары. Третье — разрабатывать актуальные программы повышения квалификации специалистов в области государственных инвестиций на финансовом рынке.

Кандидат экономических наук, доцент кафедры бухгалтерского учета, анализа и аудита Торгово-экономического института Сибирского федерального университета Оксана Горячева (Красноярск) сомневается, что профицит поможет улучшить ситуацию в экономике:

Формирование профицита бюджета, связанное с конъюнктурой внешнего нефтегазового рынка и проводимой монетарной политикой, нельзя оценивать однозначно. Во-первых, это краткосрочный эффект. Во-вторых, полученные дополнительные доходы требуют распределения ресурсов внутри финансовой системы таким образом, чтобы расширить видовую структуру экономики. <…>
На уровне региона разведение тем бюджетного финансирования и деловой активности частного бизнеса немыслимо. <…> С другой стороны, на сегодняшний день на уровне региона неочевидны и признаки реализации концепции эффективного распределения бюджетных средств в зависимости от достижения конкретных результатов. Отсюда следует, что фактор получения профицита мог бы оказать положительное влияние на реальный экономический рост, но скорее всего, этого не произойдет.