Глава Минтруда Максим Топилин предложил при оценке того, насколько человек нуждается в соцпомощи государства, учитывать не только его доходы, но и принадлежащее ему имущество. Эту инициативу оценивает эксперт Александр Соломахин:

Хочется сделать ироничное замечание по поводу того, что Минтруду всегда было тяжело решать серьезные вопросы и всегда у них все шло с пробуксовкой.
Что же касается конкретики, то тут важно понимать, о какой социальной помощи идет речь. Есть разные виды социальной помощи, причем они существенно дифференцируются. Этих видов даже не один десяток. Так вот по определенным видам социальной помощи необходимо персонифицировать данные. Ни для кого не секрет, что есть люди, получающие хорошие доходы в конвертах, но при этом они не против, если им доплатят еще пару тысяч рублей компенсаций.
Другое дело — очень сложно сказать, каков будет механизм выявления и установления реальных доходов определенного гражданина. Прикрепление риск-менеджера , который бы работал с конкретной семьей, обратившейся за помощью к государству, повлечет за собой огромные расходы. У нас сейчас к 40% приближается только количество людей пенсионного возраста. Они являются категорией, которая в наибольшей степени получает социальные льготы. Одинокие матери, инвалиды, многодетные семьи — это огромный пласт людей, получающих соцпомощь. Страшно представить, сколько на этот объем нужно прикрепить риск-менеджеров, сколько нужно потратить на их содержание и заработную плату. Если это формальное введение штатной единицы в муниципалитете, которая будет работать с 10 тысячами семей, то это полная профанация. У наших людей особый менталитет. Надо еще суметь так поговорить с человеком, чтобы он все рассказал, поэтому я очень скептически отношусь к введению риск-менеджеров. Есть формальные документы, на основании которых можно делать персонифицированный учет, но ни в коем случае не нужно вводить институт риск-менеджеров, который потянет за собой колоссальные затраты.