Своим мнением о предложении Андрея Белоусова изъять у металлургов сверхдоходы делится эксперт Анатолий Акулов:

В нынешней ситуации государство, если сочтет нужным, заберет что угодно у кого угодно. “Раскулачить” крупный бизнес, конечно, принципиально возможно. О каких-либо гарантиях собственности, доходов наш бизнес давно забыл. Недаром Олег Дерипаска уже лет десять назад заявил, что готов все активы отдать государству. Ему разрешили пока поуправлять. Но заявляемая сумма — около 514 млрд руб. — это чуть более 6% от самой минимальной потребности в финансировании (8 трлн руб. по словам Дмитрия Медведева). И это сейчас у металлургов, химиков есть сверхдоходы, а кто их гарантирует в 2019-м, 2020-м и до 2024 года?
Политически эта мера выглядит очень привлекательной и популярной. В ситуации, когда повышают пенсионный возраст, НДС, логично, чтобы какие-то финансовые тяготы понес крупный бизнес, не все же возлагать на население. Многим еще не дают покоя результаты приватизации. Не только среди простых людей, но и у многих ученых-экономистов популярно мнение, что те, кто получил привлекательные куски “общенародной собственности”, должны выплачивать какие-то компенсации. В какой-то степени налог на сверхприбыль — это элемент социального компромисса. Решающей роли в выполнении “майских указов” сыграть они не могут.
Кроме того, надо понимать, что прибылью можно манипулировать в учете. Мы имеем прибыльную компанию по российским стандартам, пересчитали по международным — может оказаться убыток. Что относить к доходам, что к расходам в условиях огромных производственных комплексов — далеко не такая простая задача, как может показаться тому, кто считал затраты и поступления только на бытовом уровне или в микрофирмочке. Поменяли метод учета амортизации или распределения накладных расходов — и все стало иначе.
Риски для компаний, если бы они работали в традиционной рыночной логике как частные фирмы, — это не просто риски, это обессмысливание всей предпринимательской деятельности, которая направлена на получение прибыли. Зачем зарабатывать прибыль, если ее по собственному желанию в любом объеме изымет государство? Лучше продать оборудование на металлолом и жить на проценты. Так называемую сверхприбыль изымают в мировой практике тогда, когда речь идет об эксплуатации недр и горной ренте, но не о благоприятной рыночной конъюнктуре. Металлургия – это цикличная отрасль, когда в один год есть очень высокая прибыль, в другой — минимальная или убыток. Чтобы выходить на какую-то среднюю норму, нужно работать в течение ряда лет. Соответственно если в благоприятный год изымается большая часть прибыли — нечем покрывать убытки неблагоприятных лет, отрасль будет загнана в хронический убыток.
Но, поскольку крупный бизнес и государство очень близки, на серьезные частные, тем более зарубежные, инвестиции компаниям рассчитывать не приходится, терять в этом плане уже почти нечего. В другой ситуации те же металлурги могут получить и поддержку. Тому же самому “РУСАЛ”у и “Норникелю” сначала предполагается помощь на компенсацию потерь из-за санкций, потом собираются свердоходы изымать. Получается, что сначала прибыль в карман государству, потом убыток ему на шею. Логичнее уже тогда вернуться к государственной экономике, национализировать крупный бизнес и возложить на государство и прибыли, и убытки. Это не лучшая модель хозяйствования, но, по крайней мере, честная и понятная.
Одним словом, проект скорее социально-политический, чем экономический. В сложной финансовой ситуации надо говорить о сокращении государственных расходов, а не об изъятии из экономики дополнительных средств. Да, мы знаем, что были и есть мнения, теории о благотворности государственных расходов, но в нашей экономике в 2000-х, когда потратили очень много, это никак не работало.