Помощник президента РФ Андрей Белоусов предложил изъять у компаний металлургического, химического, нефтехимического и горнодобывающего секторов 513 млрд рублей сверхдоходов на реализацию “майских указов”.

Об этом говорится в письме Белоусова, направленном Владимиру Путину. Подлинность документа подтвердили сразу несколько источников, упомянутых в послании, сообщает РБК. Еще один собеседник издания сообщил, что 28 июля президент России поставил на письме резолюцию “Согласен”. При этом пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков опроверг этот факт.

В письме Белоусов информирует, что в 2017 году благодаря рыночной конъюнктуре металлургическим и химическим компаниям-экспортерам удалось заработать более 1,5 трлн рублей прибыли до вычета процентов, налогов и амортизации (EBITDA), а налоговая нагрузка в этих отраслях была ниже, чем в нефтегазовой, указывает он, — 7% против 28%.

В мировой практике изъятие сверхдоходов, образовавшихся благодаря рыночной конъюнктуре и не зависящих от действий руководства компаний, распространяется не только на нефтегазовую отрасль, но и на другие ресурсные отрасли

— подчеркивает Андрей Белоусов.

В приложении к письму помощника президента содержится список из 14 компаний, у которых предполагается изъятие сверхдоходов. Самые большие потери могут понести “Норникель”, у которого хотят забрать 114,2 млрд рублей, а также “АЛРОСА” (67,28 млрд рублей) и “Сибур” (65,23 млрд рублей). Кроме того, в списке оказались “Евраз”, НЛМК, ММК, “Северсталь”, “Уралкалий” и другие компании. Цифры составлены на основе анализа рентабельности компаний по сравнению с показателями нефтегазовой отрасли, их выручке и величине налоговой нагрузки, поясняется в письме Белоусова.

В 2016 году правительство уже приняло ряд мер по изъятию в федеральный бюджет около 600 млрд рублей дополнительных доходов у нефтяных и газовых компаний-экспортеров, которые они получили в результате девальвации рубля за последние два года, отмечает Андрей Белоусов. Напомним, это произошло после повышения налога на добычу полезных ископаемых, введенного в 2015 году. В 2016 году бюджет получил за счет повышения НДПИ для нефтяников и “Газпрома” 300 млрд рублей, а в 2017 году — 320 млрд рублей.

Изымать сверхдоходы у металлургов и химиков, по словам Белоусова, предлагается “с учетом санкционных ограничений, а также необходимости сохранения инвестиционных возможностей”. Помощник президента отмечает, что сложившаяся налоговая система не создает условий для дополнительных изъятий. По данным источников, разработать такой механизм уже поручили Минфину. Также в проработке этого вопроса участвуют Минпромторг и Минэнерго.

Большинство компаний, упомянутых в списке Белоусова, от комментариев отказались. В “Уралкалии” заявили, что письма помощника президента не получали.

Аналитики отмечают, что если такое решение действительно будет принято, это самым негативным образом скажется на дивидендах компаний, так как многие крупные компании привязывают дивидендные выплаты к денежному потоку. В свою очередь это приведет к рецессии, сворачиванию инвестиционных программ и потере инвесторов.

Напомним, после вступления в должность весной 2018 года Владимир Путин подписал “майский указ”. В документе обозначено 12 приоритетных проектов, которые правительство должно реализовать до 2024 года: демография, здравоохранение, образование, жилье, экология, безопасные и качественные дороги, производительность труда, наука, цифровая экономика, культура, малое и среднее предпринимательство, а также экспорт. На их выполнение требуется 8 трлн рублей за шесть лет.

Инициативу Белоусова оценивает декан экономического факультета Пермского государственного университета, доктор экономических наук, профессор Татьяна Миролюбова:

Считаю, что такие предложения в корне неверны. Можно говорить о том, что они родом из административно-командной экономики, когда подобными методами можно было регулировать деятельность тех или иных хозяйствующих субъектов. Рыночная экономика этого не предполагает и не допускает. <…> Кроме того, изъятия подобного рода дадут единовременный эффект, который станет палкой о двух концах, поскольку компании будут неблагоприятно себя чувствовать. У них появятся риски, которые они постараются переложить на потребителей.
Гораздо эффективнее было бы реформировать налоговую систему. <…> Это позволило бы государству изымать сверхдоходы цивилизованным путем через налоги. <…> Я полагаю, что правительству было бы лучше пойти именно таким путем. Изымать доходы нужно с помощью рыночных экономических механизмов, а не приказами.

Председатель Приморского регионального отделения “Деловой России”, член президиума Генерального совета “Партии роста” Алексей Тимченко также считает, что предложение об изъятии сверходохдов связано с рисками для предприятий:

Я не знаю экономику каждого предприятия, попавшего в список, но, насколько понимаю, любое планирование — достаточно сложная история, потому что оно идет не на один год вперед. Изъятие денег у любой промышленной компании, тем более неожиданное, приведет к негативным последствиям на предприятии. <…>
Что же касается дополнительных доходов — здесь надо вести себя очень аккуратно и продуманно. <…> В любом случае такой процесс должен сопровождаться диалогом с бизнесом и изучением экономической ситуации в конкретно взятых отраслях.

Кандидат экономических наук, доцент кафедры менеджмента Кемеровского государственного университета Анатолий Акулов смотрит на письмо Белоусова как на средство урегулирования социального плана:

В нынешней ситуации государство, если сочтет нужным, заберет что угодно у кого угодно. “Раскулачить” крупный бизнес, конечно, принципиально возможно. <…> Но заявляемая сумма — около 514 млрд руб. — это чуть более 6% от самой минимальной потребности в финансировании (8 трлн руб. по словам Дмитрия Медведева). И это сейчас у металлургов, химиков есть сверхдоходы, а кто их гарантирует в 2019-м, 2020-м и до 2024 года? <…>
В какой-то степени налог на сверхприбыль — это элемент социального компромисса. Решающей роли в выполнении “майских указов” сыграть они не могут. <…>
Риски для компаний, если бы они работали в традиционной рыночной логике как частные фирмы, — это не просто риски, это обессмысливание всей предпринимательской деятельности, которая направлена на получение прибыли. Зачем зарабатывать прибыль, если ее по собственному желанию в любом объеме изымет государство? <…> Металлургия – это цикличная отрасль, когда в один год есть очень высокая прибыль, в другой — минимальная или убыток. Чтобы выходить на какую-то среднюю норму, нужно работать в течение ряда лет. Соответственно если в благоприятный год изымается большая часть прибыли — нечем покрывать убытки неблагоприятных лет, отрасль будет загнана в хронический убыток. <…>
В другой ситуации те же металлурги могут получить и поддержку. Тому же самому “РУСАЛ”у и “Норникелю” сначала предполагается помощь на компенсацию потерь из-за санкций, потом собираются свердоходы изымать. <…> Логичнее уже тогда вернуться к государственной экономике, национализировать крупный бизнес и возложить на государство и прибыли, и убытки. Это не лучшая модель хозяйствования, но, по крайней мере, честная и понятная.
Одним словом, проект скорее социально-политический, чем экономический.