Борис Грызлов рекомендовал единороссам позиционировать ЕР как правящую партию. О возможных последствиях заявления Грызлова рассуждает эксперт Константин Калачев:

“Правящая партия” звучит лучше, чем “партия власти”. Меньше негативной коннотации, меньше каких-то ассоциаций, которые могут работать не в пользу “Единой России”. Я даже помню о временах, когда настоятельно не рекомендовалось на региональных выборах использовать словосочетание “партия власти”. Я думаю, что с учётом того, что председателем “Единой России” является премьер-министр, с учётом того, что подавляющее большинство глав регионов, выходя на выборы, выдвигаются от этой партии, “Единая Россия” имеет все основания называть себя правящей партией. Этого не надо стесняться. Не надо опасаться принимать на себя критику, идущую в сторону власти. Тем более что выборы в Госдуму очень и очень далеко. И если “Единая Россия” не будет стесняться того, что она правящая партия, если она будет готова брать удар на себя, отвечая за работу не только законодательной, представительной, но и исполнительной власти, в полемике с критиками партия обретёт новую силу и новые аргументы. И мне кажется, что это, конечно, шаг вперёд, если не брать во внимание особенности нашей Конституции, то есть, условно говоря, словосочетание “правящая партия” используется по отношению к парламентским республикам, но там, где президентские модели, там, где президент возглавляет партию, партия тоже является правящей. Владимир Владимирович Путин не является членом “Единой России”, но он является её вдохновителем, создателем. И то, что список “Единой России” возглавлял не он, связку “Единая Россия” — президент России не разорвёт. Так что я думаю, что здесь всё совершенно верно. Это будет понятно и вне России, и внутри, если “Единая Россия” во всеуслышание назовёт себя правящей партией, это будет правильно.