Борис Грызлов заявил, что “Единую Россию” нужно позиционировать как правящую партию. Своей оценкой этой инициативы делится эксперт Владимир Кутилов:

Они называли себя партией парламентского большинства, они называли себя партией власти, в общем-то подчёркивая не только свои управляющие возможности, но и ответственность, которую они несут за принимаемые решения. То есть они это вербализовали. Формулировку “правящая партия” они использовали исключительно в публичном поле. Думаю, что это не изменит отношение к “Единой России” со стороны избирателей. Единственное, это может несколько поменять к ним отношение со стороны внешних партнёров. Для избирателей “Единая Россия” — это партия президента, это партия, управляющая всеми и вся.

Очевидно, что на форуме эта история приобрела особое значение. Потому что когда начинаешь переводить на иностранные языки “партия власти”, “правящая сила” и т.д., начинаются разночтения. Поэтому на международных форумах с целью быть понятыми многие идут по пути упрощения своих наименований. Возможно, эта история связана с тем, что впервые такое международное политическое событие так широко освещалось. И вербализация понятия “правящая партия”, может быть, стала реализацией технической задачи — правильно перевести и правильно донести то, что нужно сказать.