В правительстве готовят пенсионную реформу, главной частью которой станет увеличение возраста выхода на пенсию. Своим мнением об инициативе делится эксперт Олег Сухарев:

Я полностью разочарован решением правительства, хотя оно было предсказуемым. К сожалению, не было рассмотрено ни одного возражения, а другие мнения были. Их высказывали не только специалисты по социальной политике, но и политические силы — такие, как КПРФ и “Справедливая Россия”.
В пользу повышения пенсионного возраста были приведены следующие аргументы. Во-первых, в развитых странах нет такого раннего выхода на пенсию. Но ведь это не проблема России, верно? В России нет и родителей “номер один” и “номер два” — номерных родителей.
Второй аргумент как будто экономический — снижение производительности труда в России. Понятно, что число работающих понизится по причине провала 1990-х годов в демографии, поэтому надо заполнить рынок труда людьми, женщинами в возрасте от 55 до 63 лет и мужчинами от 60 до 65 лет.
Однако, во-первых, снижение производительности связано с состоянием фондов и технологий, а отнюдь не с состоянием труда. Если все хотят технологического рывка, то именно он и должен и может поднять производительность, причем с учетом сокращения рабочей силы, так что общая выработка на занятого и вообще на одного проживающего человека в стране возрастет.
Всего 5 миллионов, от силы 7 миллионов человек добавятся за указанные 10 лет. Это не так много и эту недостачу, если вообще верно считать это недостачей, можно компенсировать технологиями. Однако, капитал не желает технологического прогресса, ему выгоднее получить дополнительных эксплуатируемых людей, причем даже в этом случае капитал будет избирательно смотреть на ситуацию. Возможно, мы получим дополнительных безработных или бедных, так как в таких возрастах обучение затруднено, плюс болезни людей — все это ограничивает использование такого трудового ресурса в указанных возрастах. К тому же только 58% мужчин в 2015 году, по имеющимся данным, доживало до 65 лет. Заверения, что за 10 лет ситуация изменится, все равно не снимают проблемы здоровья и интенсивности труда в таких возрастах, а также склонности к обучению, не говоря уже о потребности в таких рабочих руках на рынке труда, у владельцев производств.
Я не говорю уже о том, что возникнут затруднения с омоложением состава на различных должностях — они существуют уже сегодня до изменения пенсионного возраста.
Во-вторых, увеличивая возраст, перекладывается задача социального обеспечения на этих работающих граждан — в основном бедных.
Кстати, выходить на пенсию в 2030-х годах будут именно те, кто родился в 1972-1975-м. Именно они пострадали больше всего в 1990-е годы, их становление и развитие было ущемлено, их судьбы приобрели невиданную сложность по понятным причинам. А теперь им отвечать за 1990-е еще и большей продолжительностью работы?
Если повышение объясняется демографическим провалом, то при его исчерпании в силу высокого деторождения “путинского призыва к матерям” будет ли обратное изменение пенсионного возраста с возвратом к отметке в 55 и 60 лет, скажем, к 2040 му году? Ответ, думаю отрицательный — и это также обнажает подлинные цели.
Кроме того, увеличение состава рабочей силы будет незаметным, и это нивелирует эффект увеличения на 10-летнем периоде.
К тому же женщин нагрузили капитально, увеличивая пенсионный возраст для них на 8 лет, а для мужчин всего на 5. Тем самым нагрузка на женщин увеличилась за то, что они дольше живут.
Нагрузите капитал — заставьте внедрять технологии, раскошелиться на пенсионную систему России, а не выводить капитал. И не надо будет повышать возраст.
Примитивизм решения очевиден: просто сократить расходы бюджета, дать рынку какие-то рабочие руки, причем без оценки того, примет ли рынок эти руки, нужны ли они ему, как это повлияет на ввод технологий, на ротацию кадров на должностях принятия решений.
Таким образом, обобщая, отмечу, что даже приведенных аргументов (а имеются и иные) достаточно, чтобы заключить:
Первое: повышение пенсионного возраста не является назревшей необходимостью, оно отражает неумение управлять экономикой, отсутствие потенциала для анонсированного “технологического рывка”.
Второе: разбалансировка пенсионной системы является следствием провала в развитии экономики, причем нет никаких предпосылок для прорыва и выхода на рост в 5-6% по причине системных дисбалансов в экономической структуре.
Пенсионная система работает в работающей экономике — и иного не дано. Она часть созданного дохода и элемент в системе его распределения по каналам использования. Не случайно звучат предложения использовать пенсионные деньги, но они звучат провокационно. В самом лучшем случае эти деньги можно лишь частично вкладывать в самые низкорискованные активы, откуда их будет просто вернуть. Именно такие возможности крайне ограничены в России.
Третье: модель новой пенсионной системы будет зависеть от того, как развивается экономика, а переход на новые сроки выхода на пенсию способен усугубить ситуацию — это очередная непродуманная “институциональная чехарда”, которая окончательно все запутает и ничего не даст экономике, полагаю, что минусы перевесят декларируемые плюсы. Особо хочу отметить, что для ввода этой якобы реформы проводится мысль, что удастся повысить пенсию тем, кто на нее выходит. Тем самым сбивается накал возмущений, народных волнений, социальных протестов, люди как бы “покупаются” тем, что будет индексация. Хотя по имеющимся документам индексировать пенсии — это основная задача правительства.