Верховный суд России предложил провести глобальную процессуальную реформу, которая должна существенно снизить нагрузку на суды.

Обсуждение этого вопроса проходило 3 октября на пленуме ВС РФ. Согласно предложению суда в Госдуму будут внесены законопроекты, предусматривающие внесение изменений в Гражданский процессуальный (ГПК), Арбитражный процессуальный (АПК) и Уголовно-процессуальный кодексы (УПК), а также Кодекс административного судопроизводства (КАС).

Как пишет “КоммерсантЪ”, наиболее важным изменением является отказ от составления мотивировочной части судебного решения по большинству дел. Таким образом суду необходимо будет только вынести решение по делу, не объясняя его причин. Исключение планируется сделать только для нескольких категорий дел. Для арбитражных судов это будут дела о взыскании средств с бюджетов, о банкротствах, споры по интеллектуальным правам и корпоративные споры, коллективные иски и дела с участием иностранных лиц и государств. Для судов общей юрисдикции — споры о детях, о возмещении вреда жизни или здоровью, о восстановлении на работе, о правах на жилье и др. Полные судебные акты с мотивировочной частью будут составляться по просьбе сторон или по инициативе суда. Описывать все решения в подавляющем большинстве случаев бессмысленно, заявили на пленуме ВС.

В то же время требования к мотивировке судебных актов стали значительно строже. Поправки в ГПК требуют обосновывать, почему суд принял или отклонил не только доказательства, но и доводы лиц, участвующих в деле, и почему он не применил нормы права, которые те просили применить, пишет издание “Право.ру”.

Еще одна инициатива, предложенная Верховным судом — это введение института поверенных при рассмотрении гражданских дел. В частности, представителями в суде при рассмотрении гражданских дел могут выступать, помимо адвокатов “иные оказывающие юридическую помощь лица, имеющие высшее юридическое образование”. При этом представителями в суде не должны быть судьи, прокуроры, следователи, помощники судей и работники аппаратов судов — за исключением оговоренных в законодательстве случаев, пишет ТАСС.

Поверенный лица, участвующего в деле, будет вправе давать объяснения суду в устной или письменной форме, получать адресованные лицу, участвующему в деле, судебные извещения и вызовы, копии судебных актов. В то же время он не будет наделен полномочиями представителя в суде. В частности, он не сможет подписывать и предъявлять в суд исковое заявление от имени истца, предъявлять от его имени встречный иск, частично или полностью отказываться от исковых требований, заключать мировое соглашение, обжаловать решение суда и т.д. Кроме того, институт поверенных дает возможность практиковаться тем, кто еще учится, но уже хочет приобщиться к профессии.

Другое нововведение, предложенное Верховным судом, предусматривает исключение такого понятия, как подведомственность — его заменят на “подсудность” или “компетенцию” для того, чтобы исключить любые неясности и “подведомственные споры”.

Предполагается изменить и правила извещения граждан судами общей юрисдикции. Теперь, помимо личного вручения повестки, ее также можно передать любому совершеннолетнему лицу, проживающему вместе с участником процесса. Кроме того, теперь не будет играть роли, если гражданин не явился за повесткой или его не застали дома. Более того, за судьбой своего спора и обжалования решений в вышестоящих инстанциях физлица должны будут следить самостоятельно.

Еще одно нововведение ВС связано с тем, что арбитражные судьи смогут сами рассматривать заявления об их отводе — такое правило действует в судах общей юрисдикции. В арбитражах подобные заявления относятся к компетенции председателей судебных составов или самих судов.

Коснулись перемены в работе судов и практики применения судами уголовного законодательства в сфере предпринимательской деятельности. В частности, теперь судьям предложено проверять законность и обоснованность процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий при рассмотрении жалоб на постановления о возбуждении уголовных дел. Также предложена инициатива, в соответствии с которой арест не может быть применен в отношении подозреваемого или обвиняемого, если преступления “совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности”.

Помимо всего прочего, пленум ВС предложил увеличить нагрузку на следователей, а именно обязать их обосновывать свои требования при продлении арестов и указывать, какие конкретные следственные действия были ими проведены, а какие лишь намечены. Если следователь будет указывать “старые” основания, суд будет вправе не только заменить заключение под стражу на домашний арест или залог, но и вообще освободить подследственного.

Предложения Верховного суда оценивает юрист Ян Чеботарев (Киров):

Я считаю, что те предложения, которые высказываются сейчас, в большей части носят все-таки косметический характер. Уже сейчас по некоторым категориям дел, рассматриваемых, например, мировыми судами, судьи могут не выносить мотивированного решения, если в установленный законом срок — 5 дней — сторона не обратится с соответствующим запросом. Я не думаю, что распространение этой практики на другие категории дел, на арбитражный процесс, облегчит положение судов. <…> Может быть, снижение нагрузки здесь и произойдет, но только в отношении тех случаев, когда в споре принимают участие люди, абсолютно далекие от юриспруденции. Если мне не изменяет память, то поправки, которые предлагаются сейчас Верховным судом, среди прочего предусматривают и обязательное наличие высшего юридического образования у представителя. Соответственно если здесь и произойдет какое-то снижение нагрузки на судей, то только в тех случаях, когда дипломированный юрист в процессе не участвует (когда гражданин Иванов судится с гражданином Петровым самостоятельно, без привлечения специалиста).
Что же касается всего остального, то, на мой взгляд, это чистой воды декорация. <…>
Процессуальная реформа назрела достаточно давно. Однако, я не уверен в том, что она будет радикальная. Система будет пытаться эволюционировать, но приведет ли это к изменению судебной системы России либо все это будет абсолютной декорацией — покажет время.

Блогер и правозащитник Денис Коркодинов (Ульяновск) опасается негативных последствий реформы:

Практически каждый человек в России связывается с теми или иными проблемами, приводящими его в суд. В этой связи даже если изменится процессуальная система, то нагрузка на суды никаким образом не уменьшится. Наоборот, реформа может привести к тому, что коррупции в судах станет больше, что не будет отвечать интересам ни истцов, ни ответчиков, ни судей. <…> Уверен, что поправки, призванные снизить нагрузку на судей и упростить для них вынесение решений по спорам, касающиеся гражданского, арбитражного и административного судопроизводства носят популистский характер, поскольку в настоящих условиях, когда деятельность судов и так упрощена, вносить какие-то изменения не просто излишне, но и невозможно. <…>
Если суды не будут выносить мотивированные решения, это явится основанием для злоупотребления правом. <…> То, что отводы по экономическим спорам будут рассматривать сами отводимые судьи, то, что апелляция станет единоличной и граждане самостоятельно будут узнавать о заседаниях со своим участием, также не будет способствовать снижению нагрузки на суды. Это только явится основанием для негативного восприятия деятельности судей и судопроизводства, потому что поле злоупотребления правом будет увеличено и суды станут фактически бесконтрольны.

Адвокат, член Свердловской областной коллегии адвокатов Иван Кадочников рассуждает о том, насколько нужна эта реформа в принципе:

Относительно процессуальной реформы важно понимать ряд основных вещей. Во-первых, за судопроизводство отвечают судьи — государственные служащие. Так вот, государственные служащие для себя устанавливают правила, по которым им удобно работать. Замечу, правила устанавливают не адвокаты для имитации кипучей деятельности, а именно судьи. Если судьи хотят упростить себе работу по ряду объективных причин, то это правильно и ругать их за это нельзя. Они по большей части правок действительно упрощают себе работу (в части мотивированных судебных актов, в части квалификационных требований). Эти изменения нужны судебной системе, и она это сделает. <…> Еще раз подчеркну: на процесс судопроизводства влияют судьи, следователи, дознаватели, то есть государственные служащие. Если им выгодна эта реформа, они ее сделают. И это вполне нормально.