Своим мнением о возможных причинах нехватки наблюдателей и о том, нужна ли кому-то их работа, делится эксперт Эдуард Черторинский:

Институт наблюдения за избирательным процессом в день голосования всегда был тесно связан с двумя основополагающими категориями — мотивацией и финансированием. Преобладающим, естественно, является второе: при наличии большого объема денежных вливаний на участки можно расставить самых подготовленных, внимательных и активных наблюдателей. Но все упирается в зону покрытия. Если заказчиком выступает ресурсный кандидат-одномандатник на муниципальных выборах — проблем нет, а как быть с крупными кампаниями? Здесь на помощь приходит тезис “за идею”: у каждой политической партии есть свои сторонники, которые вкупе с небольшой денежной мотивацией готовы поддержать своих.
Если же мы говорим про общественные движения, выставляющие наблюдателей на выборах, то мы встречаем сразу несколько острых вопросов. Первый, естественно, финансирование, ибо “за идею” в этом случае желающих, надо полагать, будет немного. Второй — позиционирование. Посмотрите избирательное законодательство: наблюдателей могут назначать либо кандидаты, либо избирательные объединения. Аналогичными функциями обладают представители аккредитованных СМИ, осуществляющие в них трудовые функции. Получается, что всем общественным наблюдателям нужно искать пути “легализации” на избирательных участках в день голосования, что неизбежно приводит к конфликту интересов. Парадокс в том, что наблюдатель приходит на участок ловить фальсификаторов от любых политических сил, но при этом является представителем одной из них. Третий — это конкурентность. Многие избирательные кампании носят референдумный характер, так какой смысл ловить кого-то за руку, если результат предопределен ещё задолго до дня голосования?
Существенным стимулом к развитию института наблюдателей послужил бы резкий рост числа избирательных кампаний, на которых в судебном порядке были бы отменены итоги голосования по ряду избирательных участков или результаты выборов в целом. Неплохим подспорьем также стала бы работа правоохранительных органов по привлечению к ответственности членов участковых избирательных комиссий. Но этого не происходит, и ловить кого-то за руку в день голосования попросту никому не нужно — какой в этом смысл, если суд в любом случае поддержит зафиксированный результат, а результатом заявления в полицию станет сухой официальный ответ? И если в первый раз приходящая на обучение молодежь рвется в бой, то более опытные наблюдатели зачастую предпочитают спокойно “отсидеть” день голосования на участке и без скандалов в комиссии добраться до штаба, чтобы поменять копию итогового протокола на денежное вознаграждение.