Александр Дерюгин (Москва): Дефицит бюджета не будет сравним с ожидаемыми темпами падения экономики, о которых говорила Счетная палата

Эксперт Александр Дерюгин рассуждает о том, что Силуанов спрогнозировал дефицит бюджета России в 2022 году:

Если говорить о прогнозах по исполнению бюджета в этом году, то у нас есть сразу несколько факторов неопределенности. Первый – это то, насколько будет падать экономика. А здесь многое будет зависеть от того, насколько мир (прежде всего – западные страны) будет отказываться от наших энергоносителей, и от того, насколько иностранный бизнес окажется под общим давлением в плане требований выхода с российского рынка.

У нас в стране работало много разных иностранных компаний, и кто-то из них объявил о выходе, кто-то еще думает, кто-то объявил – и вышел, а кто-то объявил и не вышел и может продолжить работу, как ни в чем не бывало. Каким будет решение этих компаний в дальнейшем, мы предсказать не можем.

Если же говорить об отказе от российских нефти и газа, то по нефти, видимо, отказ может произойти достаточно быстро. А вот с газом сложнее, потому что альтернатив его поставке из России пока нет – на этот счет европейцы не договорились. Но это просто вопрос времени, европейские страны в какой-то очень небольшой перспективе смогут целиком отказаться от российского газа.

Этот процесс идет прямо сейчас, но пока что газ будет поставляться и на Запад. Ну, а Китай и ряд других стран будут его покупать и дальше. Хотя и на них будет оказываться давление, и если они все же будут покупать российские энергоресурсы, то с большим дисконтом.

Второй фактор неопределенности связан с инфляцией. Она играет в пользу доходов и против расходов. То есть расходы, конечно, будет расти, но медленно, потому что бюджеты утверждены. Социальные расходы, конечно, будут индексироваться, но медленнее инфляции. И в этом смысле более высокая инфляция будет влиять на сокращение дефицита бюджета, так как доходы будут опережать расходы.

С учетом всего этого сложно сказать, какую конкретно картину мы увидим к концу года. Тем более что могут произойти новые события, включая негативные. Что-либо прогнозировать в этих условиях нет смысла – министр финансов озвучил просто умеренный вариант, который исходит из того, что есть сейчас. Но мы понимаем, что то, что есть сейчас, будет меняться.

Единственное, что меняться не будет, – это санкции. Вне зависимости от того, как будет развиваться ситуация, они будут постепенно нарастать. Но они уже подходят к насыщению со стороны европейских стран. Дальше те увидят, что Россия не развалилась, хотя на это, видимо, рассчитывали. И начнут давить на другие страны (прежде всего Китай) – с тем, чтобы страны эти тоже замораживали экономическое сотрудничество с Россией.

Как тут пойдет дело, сложно сказать, потому что Китай себе на уме и играет в свои игры. Американские интересы ему, что называется, до фонаря. Поэтому строить прогнозы и тут сейчас очень сложно.

Кроме того, мы не знаем еще, какова ситуация на той территории Украины, которая сейчас находится под контролем российских войск. Там же нужно будет налаживать жизнь, а каких это потребует расходов, пока неизвестно. Не думаю, что информация на этот счет является открытой, но очевидно, что тратить средства потребуется, то есть будут дополнительные расходы.

Так что можно в нулевом приближении ориентироваться на прогноз Минфина. Но при этом нужно иметь в виду, что инфляция будет выше прогнозных уровней, а в результате в 2022 году у нас будет дефицит бюджета. Не очень большой – на уровне озвученного 1% ВВП или чуть больше. Он не будет сравним с ожидаемыми темпами падения экономики, о которых говорила Счетная палата. Ну, а про 2023 год говорить еще рано.

Экспертные мнения