Александр Хандруев (Москва): Превращение в экосистему – это путь, который станет нормальной практикой для банков

Эксперт Александр Хандруев рассуждает о том, что «Тинькофф» объявил об отказе от сделки с «Яндексом»:

В отказе группы «Тинькофф» от ранее планировавшейся сделки нет ничего неожиданного. Вообще слияния и присоединения – очень сложные процессы, и далеко не все попытки приносят положительный результат. По имеющейся статистике, из 10 сделок 6 оказываются неэффективными. Поэтому то, что «Яндекс» и «Тинькофф» не смогли договориться, неудивительно, но о причинах можно только гадать.

С одной стороны, группа «Яндекс» хотела провести дью-дилидженс (due diligence, «должная добросовестность» – составление объективного представления об объекте инвестирования, включая оценку инвестиционных рисков и независимую оценку самого объекта – прим. ред.), и вроде бы проводила. Но, возможно, та цена или доля участия, которую предложила «Яндекс»-группа, не устроила «Тинькофф». И наоборот.

Я знаю, что и МТС проявляет определенный интерес к альянсу с «Тинкоффбанком», так что если сделка с «Яндексом» не состоится, в этом не будет не только ничего неожиданного, но и ничего страшного. Не всегда достигается эффект, даже когда компании уже как будто принципиально договорились. Их представители говорят друг другу «да, окей» – а потом выясняется, что у компаний разные бизнес-модели. Поэтому к решению о том, что сделка не состоится, надо относиться спокойно. Это ни о чем плохом не свидетельствует – скорее, даже свидетельствует о том, что стороны проявили осторожность.

Если смотреть на объяснение, которое дал происшедшему Олег Тиньков, – что «Тинькофф-групп» хотела слияния, а «Яндекс» – поглощения, то надо иметь в виду, что в данном случае речь идет о формировании экосистемы. Ее можно формировать на платформе банка, как Сбер, но можно и на другой основе. Ярким примером такой экосистемы может быть американский Amazon – там основой является компания, которая не занимается финансовой деятельностью. И в мире таких примеров достаточно много.

Эти системы вступили на неведомый еще экономистам путь: мы не знаем, по каким принципам они будут функционировать, как будут решать проблему монополизации, проблему прозрачности проводимых операций, проблему разделения ответственности. Тут много еще тем для обсуждения. Но ясно, что банк «Тинькофф», видимо, хотел остаться головной организацией – чтобы эта экосистема была именно финансовой в своей основе, как Сбер. А с планами «Яндекса» это не сошлось.

Понять группу «Тинькофф» можно: она хотела сохранить банк. Банки – это организации, которые вообще очень сильно подвержены рискам. В их случае надо семь раз отмерить – и, возможно, даже одного раза не отрезать. А у «Яндекса» другая позиция. По большому счету, бизнесы «Яндекса» и «Тинькофф» – принципиально разные.

Сбер, например, развивался как Сбербанк – очень сильная кредитная организация, которая имела очень много клиентов, и ей было достаточно легко их объединить. У него были отделения во всех регионах России, поэтому он своей платформе он и создал целый, как сейчас говорят, маркет-плейс, электронную цифровую площадку. А потом уже формировалась дочерние структуры. Это могло бы близко «Тинькофф»-групп. Но есть и иные модели формирования экосистем, и «Яндексу» ближе они.

Доступен ли для других крупных банков такой путь развития – превращение в экосистему? Доступен даже для средних и даже малых банков. Тем более что Банк России создает площадку, на которой могут работать разные банки независимо от их размера и местоположения. Так что, думаю, в обозримом будущем мы увидим уже конкуренцию не между банками, а между экосистемами. Они могут быть глобальными, общенациональными, региональными или, например, узкоспециализированными – продуктовыми и т.д. Есть, в частности, банк (не буду его называть, чтобы это не выглядело рекламой), который делает экосистему, основанную на предоставлении ипотечного жилья – кредитов для него.

Так что превращение в экосистему – это путь, который станет нормальной практикой для банков.

Экспертные мнения