Число непубличных госкомпаний превысило количество публичных

Данные Федеральной службы государственной статистики (Росстат) свидетельствуют об увеличении числа непубличных акционерных обществ в госсобственности при одновременном сокращении количества публичных госкомпаний — в итоге первый показатель превысил второй, сообщает РБК.

Под публичным акционерным обществом подразумевают компанию, акции которой размещаются путем открытой подписки и обращаются открыто. ПО российскому законодательству публичные АО обязаны раскрывать информацию о своей деятельности, а с 1 июля 2020 года они должны будут проводить внутренний аудит и управлять рисками.

В начале 2017 года в государственной собственности находились около 1,8 тысячи публичных и немногим более 1 тысячи непубличных акционерных обществ. В 2018 году соотношение составляло 1293 к 1146, а по состоянию на 1 июля 2019 года — 944 к 1355.

Эксперты допускают, что причиной перехода из одной правовой формы в другую могут являться жесткие требования по раскрытию информации. Партнер адвокатского бюро А2 Михаил Кюрджев напоминает, что в 2016 году одна из крупнейших госкомпаний, «Роснефтегаз», перерегистрировалась из открытого акционерного общества в непубличное, перестав публиковать отчетность.

В свою очередь, юрист практики имущественных и обязательственных отношений национальной юридической службы «Амулекс» Виктория Соколова указывает, что переход к непубличной форме — эффективный способ минимизации расходов, связанных с раскрытием информации, аудитом и другой нагрузкой.

Как сообщал ранее «Давыдов.Индекс», Минфин в перспективе может получить право согласовывать долгосрочные программы развития госкомпаний. По действующим правилам госкомпании согласовывают долгосрочные программы развития с профильным министерством, Росимуществом и Минэкономразвития, а затем вносят их на рассмотрение в правительство. Однако в действительности ведомства практически не влияют на инвестиционные планы госкомпаний. После наделения Минфина правом согласовывать долгосрочные программы развития госкомпаний их нельзя будет утвердить без визы ведомства.

Минфин рассчитывает собрать с госкомпаний в общей сложности около 590 млрд рублей по итогам 2019 года, а к 2021 году нарастить эти поступления до 675 млрд рублей. Однако Счетная палата пришла к выводу, что в 2019 году федеральный бюджет рискует недополучить дивиденды от государственных компаний на сумму 78,5 млрд рублей.

Эксперт Георгий Дыханов согласен с теми, кто говорит, что все, что касается государства, государственных корпораций, представляет собой какую-то закрытую сферу:

На самом деле мы понимаем, что «государственный бизнес» присутствует в так называемых неконкурентных сферах. Появляются такие корпорации, как «Ростелеком», РЖД и т.д. В конкурентных сферах присутствие государства необходимо свести к минимуму. На это сейчас и направлены усилия. Новые госкорпорации просто перетекают из публичных обществ в непубличные. С моей точки зрения, росту непубличных госкомпаний способствуют два фактора. Во-первых, желание еще большей закрытости. Публичные общества должны проводить обязательный аудит. Вторая причина – это кризис. Госкомпаний по-прежнему много в таких сферах, где очень мало конкуренции и трудно показывать прибыль, кто бы этими компаниями ни управлял. Например, та же геодезия. Поэтому в условиях кризиса государство стремится сократить свое участие в этих убыточных компаниях.