Иван Родионов (Москва): Всем, кто ходит в магазины, ясно, что инфляции в 3% быть не может

Эксперт Иван Родионов рассуждает о том, что «Ромир» зафиксировал рекорд личной инфляции россиян в июле:

Это расхождение ожидаемо: у Росстата один набор продуктов, по которому считается инфляция, а у «Ромира» – другой. Корзина Росстата неудачна, потому что там есть товары, которые фактически не покупаются, и их немало. Дело в том, что Росстат старается картину приукрасить. Причем «Ромир» на деле тоже не очень хорош в этом отношении, потому что его данные тоже не соответствуют изменениям, которые люди ощущают.

Смотрите: определенные группы населения (их можно разделить по доходам или по какому-то иному принципу) ходят в магазин регулярно. Каждая из них покупает определенный набор продуктов (для оценки происходящих с этим наборов процессов есть, например, методика расчета среднего чека и другие подобные). И людям в магазинах видно одно, а по отчетам получается совершенно другое. Причем с официальной статистикой по инфляции ничего сделать будет нельзя, потому что по официальной ее статистике от Центробанка РФ устанавливается индексация всех социальных выплат. Понятно, что правительство стремится занижать инфляцию.

Знаете ли вы, что на 2020 год первоначально планировалось установить индексацию цен по результатам прошлого года в 4%, а потом ее сделали в 3%? При этом мы сейчас понимаем, что ни 3% и ни 4% абсолютно не адекватны, а должно быть минимум двое больше. Но люди насчитали показатели ниже – и получили за это премию, так как они будто бы отстаивают интересы государства. Правда, эти интересы государства в итоге отстаивают за счет бедности его членов.

В нашей стране, к сожалению, нет по-настоящему независимых агентств, и это сделано намеренно. Уже с десяток лет любые агентства, которые получают деньги из независимых источников, считаются подозрительными. Их называют иностранными агентами или другими обидными словами, так что реальной статистики потребительских цен, которую люди наблюдают в магазинах, мы не видим.

Кстати, если говорить об инфляции в целом, ситуация оказывается еще хуже. У нас не разделены инфляция потребительских цен и инфляция цен промышленных. Дело в том, что такое объединение позволяет в два-три раза снижать инфляцию, потому что многие промышленные цены не меняются. И не меняются они не из-за того, что не растут, а из-за того, что эта продукция не производится. Она числится в списке промышленной продукции, но реально ее нет, ведь промышленность у нас в не очень хорошем положении. А в результате включения такой продукции в набор, по которому отслеживают инфляцию, получается, что инфляция заметно снижается.

Вообще говоря, это очень опасная политика: она подтверждает, что государство постоянно обманывает население. Причем даже если перестанет, потребуется несколько лет, чтобы опасения на этот счет рассеялись. И ведь обманывает по пустякам, но это приводит к тому, что люди замечают постоянно растущий разрыв между реальностью и статистикой. Все смеются над официальной инфляцией в 3% – всем, кто ходит в магазины, ясно, что такой инфляции быть не может. Уже на протяжении 5-6 лет инфляция в год растет от 8% до 12% – достаточно посмотреть на одни и те же товары за это время, чтобы убедиться в этом.

С другой стороны, ситуация усложняется тем, что инфляция получила еще один фактор, который препятствует ее росту. Это фактор бедности населения. Бедность дошла до такого предела, что на многие товары уже нельзя устанавливать цены, соответствующие хотя бы себестоимости, потому что у населения просто нет денег. Хорошим показателем тут является говядина, которая с 2012 года в цене почти не изменилась. Она была на уровне 350-380 рублей за килограмм, а сейчас – на уровне 380-400. Это означает, что население не может покупать ее по цене более высокой. И торговле некуда деваться. Обратите внимание: все сетевые магазины отказались от торговли говядиной – она представлена лишь продукцией «Мираторга» и подобных компаний, которые предлагают стейки по цене около 1000 рублей. Никто их не берет: постоянно идет снижение цен, некоторое количество продукции выбрасывается. Это значит, что в цену на говядину уперлись в связи с доходами населения.

Рост бедности населения и снижение его возможности покупать приводит к тому, что люди вынуждены платить много за товар, который по качеству хуже, чем должен быть. И здесь непонятна позиция правительства, если учесть запрет на импорт продовольствия. Ведь получилось, что из-за политических амбиций страдает народ. Мы сейчас платим за сыр существенно дороже, чем он стоит на мировом рынке – и при этом он существенно более низкого качества. И каждый год нам опять говорят, что санкции против поставок продовольствия будут сохранены. А почему мы должны поддерживать отечественного производителя, если он не конкурентен? А ведь он не в состоянии обеспечить производство продукции высокого качества по адекватной цене.

Посмотрите, что произошло в этом году с яблоками. Смешно: они летом в полтора раза дороже, чем были в 2019 году! Это повышение цен на пустом месте: да, если нам, возможно, трудно делать хороший сыр, то уж яблоки точно можно вырастить! Но нет, не выращиваем и не ввозим. И за это расплачивается население. Мы вынуждены покупать плохие яблоки по высокой цене – и при этом смотреть по телевизору или в интернете, как импортные яблоками давят бульдозерами. И ведь это продолжается около шести лет – давно пора бы от этого отказаться! Нет, это в головы не приходит.

 

Экспертные мнения